Последние новости



Больные, встать! Суд идет!

Ощущение абсурда происходящего возникает у всех мало-мальски здравомыслящих людей, когда они знакомятся с ситуацией. Одну из лучших и по персоналу, и по оборудованию городских больниц – номер 31, которая ежедневно обслуживает 400 петербуржцев в стационаре и еще почти столько же – амбулаторно, планируют расформировать. На ее базе федеральные власти желают создать медицинский центр для аппарата Высшего арбитражного суда, Верховного суда и Судебного департамента при Верховном суде, которые к 2015 году должны переехать в наш город. Желают таким «тоном», что местные власти в ответ на многотысячное и совершенно законное возмущение горожан способны только мямлить: «Вопрос еще не решен». Но есть опасение, что все уже давно свершилось. Просто правительству города не хочется расписываться в своей мягкотелости и непринципиальности.

На круги своя

Напомню, 31-я больница – это бывшая элитная Свердловка, которая обслуживала когда-то партийных, советских и хозяйственных руководителей Ленинграда и области и ветеранов партии. В 1975 году больница была переведена в одно из красивейших мест Санкт-Петербурга – на Крестовский остров, в экологически чистую парковую зону, в новое здание, где разместились многопрофильный стационар и поликлиника. В самом начале 1990-х депутаты Ленсовета передали элитную клинику горожанам – теперь здесь, в клиническом центре передовых медицинских технологий, могли лечиться все.

За прошедшие два десятилетия больница не утратила своего статуса одной из лучших клиник Петербурга. Существующее в ней отделение детской онкогематологии – единственное в городе, где лечат детей со всеми видами рака по самым современным протоколам. Хирурги, химиотерапевты, реаниматологи работают в тесном сотрудничестве, поэтому больного ребенка не нужно гонять по разным клиникам. Лучевая терапия тоже рядом, в шаговой доступности.

В отделении гематологии и трансплантации костного мозга созданы лучшие в городе условия для лечения лейкозов, а трансплантацию костного мозга вообще не проводит больше ни одна городская больница. В клинике находятся городской центр трансплантации органов и тканей и аппараты «искусственная почка», а также городской центр диагностики и лечения воспалительных заболеваний кишечника – один из двух в нашем регионе. Только в 31-й ставят электрокардиостимуляторы и детям, и взрослым, что позволяет «вести» больного на протяжении всей жизни. Уникален для России и осуществляемый здесь комплексный подход в лечении рассеянного склероза.

Вообще очень многое, что есть в 31-й, можно снабдить эпитетами «уникальный» и «единственный». И речь не только об оборудовании и методиках. Здесь работают высокопрофессиональные специалисты – врачи и средний медперсонал, которые годами оттачивали взаимодействие в лечении больных. И вот теперь все это предлагается разрушить – раскидать отделения и медиков по городским стационарам, бросить высокотехнологичное медицинское оборудование. Его нельзя перевезти в другое место – во-первых, аппаратуру монтируют под существующие условия и демонтажу она не подлежит, а во-вторых, при таком нелепом обращении со сложной техникой производитель снимает ее с гарантийного обслуживания. Кто, на что и как будет тогда ее чинить – неведомо: в цивилизованном мире такие прецеденты не возникают. Для терапевтического обслуживания судей – в принципе людей здоровых – она не нужна...

А меж тем на Крестовском, буквально рядом, четыре года назад был построен Консультационно-диагностический центр управления делами президента – специально для сотрудников Конституционного суда, который тоже «прописывался» тогда в Петербурге. Говорят, он практически пустует, потому как две сотни потенциальных пациентов, для которых он строился, – это ничто по сравнению с его ресурсами. Чтоб совсем уж не простаивать, там готовы оказывать медицинские и косметические (есть и такие) услуги простым смертным, но за деньги, причем, прямо скажем, по московским расценкам. Ну и почему бы не присовокупить к сотрудникам Конституционного суда, уже прикрепленным к этому учреждению, их коллег из Верховного и Арбитражного?

Да потому, скорее всего (и об этом говорят многие эксперты), что интересы федеральных властей лишь отчасти касаются медицинского обслуживания судей. Лакомый кусочек – отнюдь не 31-я больница даже со всей ее навороченной аппаратурой, а ее территория – 7,8 гектара замечательного парка на элитном Крестовском. Это «золотая» земля, если использовать терминологию рынка недвижимости, и она подлинная причина угрозы, которая нависла над городской клиникой. Если бы эта больница находилась, например, в Купчине или на Гражданке – никто бы ею не заинтересовался.

Кстати, руководитель пресс-службы Верховного суда РФ Павел Одинцов, выступая в эфире радиостанции «Эхо Москвы», поведал, что «Верховный суд обеспокоен положением дел, связанных с будущим 31-й городской больницы, учитывая ее общественный и социальный статус», но повлиять на ситуацию не может, так как «эти вопросы всецело находятся в ведении других органов власти».

Так что бывшая номенклатурная Свердловка, ставшая двадцать лет назад народной, рискует опять превратиться в элитную клинику «для своих»...

Застряли на начальной стадии

Об отделении детской онкологии и гематологии 31-й городской больницы стоит сказать особо. Собственно, наши постоянные читатели уже хорошо осведомлены, что за дети там лечатся и сколь непросто лечение: мы уже более двух лет рассказываем об этом в материалах полосы «Благое дело», которую делаем вместе с фондом «АдВита». Самую большую тревогу вызывает тот факт, что создать для спасения маленьких пациентов условия, аналогичные нынешним, в короткие сроки – за два-три года – практически невозможно.
Почему?

Потому что невозможно перевезти единственную в городе радиоизотопную лабораторию, позволяющую проводить детям исследования под наркозом, – она вмонтирована в специальную конструкцию. Покупка нового аналогичного оборудования обойдется в сумасшедшие деньги – они откуда должны свалиться? Кроме того, надо понимать, что диагностика с использованием радиационных методик требует создания особых условий, в том числе связанных с хранением «фонящих» отходов. А эти «особые условия» в свою очередь – согласования с Росатомнадзором. Это, знаете ли, процесс очень небыстрый. А без радиоизотопной лаборатории невозможно лечение нейробластомы – одной из самых активных и самых опасных детских опухолей.

Потому что отделение переливания крови с индивидуальным подбором гемокомпонентов, позволяющих снизить у пациентов посттрансфузионные осложнения, тоже «привязано» к клинике. Все остальные петербургские больницы получают кровь с городских станций.

Потому что если перебазировать отделение с Крестовского острова, то тяжелобольных детей придется каждый день возить на Березовую аллею на лучевую терапию – туда и обратно, по пробкам. Вы себе это как-нибудь представляете? Я – нет.

А вы можете представить себе состояние ребенка, который находится в реанимации неделями, а то и месяцами без мамы? А состояние мамы? Все, кто сталкивался с тяжелым лечением детей, знают, какая это мука для ребенка – находиться в общей реанимации, куда не пускают родителей. Но этого не знают маленькие пациенты онкогематологии 31-й больницы. Там созданы условия для совместного пребывания детей с мамами не только в палатах – в реанимации тоже.

Ситуация вокруг 31-й больницы и этого отделения в частности стала темой пресс-конференции, на которой присутствовали представители законодательной и исполнительной властей города, благотворительных и общественных организаций, которые помогают пациентам клиники, врачи, родители детей, которые там лечатся. Больше всего вопросов было к заведующей отделением детской онкогематологии доктору медицинских наук профессору Маргарите Белогуровой и начальнику отдела лечебно-профилактической помощи матерям и детям комитета по здравоохранению Анатолию Симаходскому.

Маргарита Борисовна одну за другой перечисляла объективные и понятные даже неспециалисту причины, по которым разрушение существующей в больнице системы лечения онкогематологических больных неизбежно приведет к ухудшению его качества. А Анатолий Семенович, с одной стороны, убеждал, что он «сторонник того, чтобы онкогематологическое отделение оставалось на месте и никуда не двигалось»; с другой – рассказывал о том, что в рамках городской программы в Петербурге формируются два онкологических конгломерата, или «кластера»: один – для взрослых, на севере, в НИИ онкологии, другой – на юге, на базе Детской городской больницы № 1 (Авангардная улица). Что для высвобождения больничных площадей на Авангардной уже построен шестиэтажный корпус, куда будет «выведен» перинатальный центр, и заведующие некоторых лабораторий 31-й больницы уже имели возможность ознакомиться с освобожденной территорией на предмет размещения там оборудования. Вопрос о проведении лучевой терапии на базе городского диспансера «рассматривается», пересмотр штатного расписания ДГБ № 1 на предмет включения в «кластер» врачей и среднего медицинского персонала онкогематологического отделения 31-й – «изучается». И вообще – много вопросов, которые надо решать. Как, когда, на какие средства – ничего конкретного.

Вице-губернатор Ольга Казанская тоже ратует за срочное создание городского детского онкологического центра, который призван объединить материальные, интеллектуальные и кадровые ресурсы нескольких медучреждений города, в том числе и отделения детской онкогематологии, действующего в стенах 31-й городской больницы.

Здорово. Создавайте. Только «освобождения места» в больнице на Авангардной – мало. А на все остальное, учитывая нынешнюю стадию «изучения и разработки», потребуются годы. Тем не менее уже названа дата – 25 января. В этот день должно быть принято решение, которое определит судьбу 31-й городской больницы.

На этом фоне трудно взывать к нравственной стороне проблемы и напоминать о том, что в оборудование не только детской онкогематологии, но и других отделений клиники вложены миллионы рублей, пожертвованных благотворителями. Или рассказывать о том, в каком напряженном состоянии находятся сейчас пациенты и медицинский персонал больницы – вряд ли оно способствует лечению. Скажу только, что буквально за несколько дней под петицией в защиту «своей» больницы поставили подписи десятки тысяч горожан и количество подписей растет. Что профессиональное сообщество врачей – не только российских, но и зарубежных – возмущено и готово всячески поддержать своих коллег. Сыграть «втихую» властям – ни городским, ни федеральным – уже не удастся. На кону – жизнь тяжелобольных людей. В том числе детей. Встать с коек по приказу «суд идет!» они не могут...


Источник: www.spbvedomosti.ru Фото: spb.ria.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить