ЭКО по ОМС: право выбора - за пациентом

опубликовано . в разделе Здравоохранение

eko 658b8В Петербурге на 2013 год на лечение бесплодия при помощи вспомогательных репродуктивных технологий по полису ОМС было выделено 165 млн рублей, что позволит провести порядка 1600 циклов экстракорпорального оплодотворения. Причем у пациентов будет возможность выбрать как государственную, так и частную клинику.

- В 2007 и 2008 годах коммерческие клиники также участвовали в реализации городских программ по вспомогательным репродуктивным технологиям. Но потом на несколько лет данный проект канул в Лету. Так что включение ЭКО в ОМС действительно можно считать прорывом. Посмотрим, как это будет реализовано, - говорит доктор медицинских наук, доцент кафедры репродуктивного здоровья женщины ГБОУ ВПО СЗГМУ им. И.И.Мечникова, заместитель главного врача по акушерству, гинекологии и репродуктивной медицине клиники «АВА-ПЕТЕР» Алла Калугина.

- На ваш взгляд, 1600 процедур, выделенных городе на этот год, это актуальная для такого мегаполиса, как Петербург, цифра?
- Наверное, для Петербурга это не очень большая цифра. В Европе, например, на миллион населения в среднем приходится 1,5-2 тысячи циклов. В России — около 300. И это значительная разница. Но, с другой стороны, надо с чего-то начинать. И даже 1600 циклов — уже большой шаг вперед.

- Эти циклы были распределены по 11 клиникам Северной столицы. По каким критериям отбирались медицинские учреждения?
- Учитывались частота родов в расчете на перенос эмбрионов, наличие гинекологического стационара на случай осложнений в ходе реализации данных программ, наличие операционной, отделения реанимации и интенсивной терапии, а также общее количество циклов, которые проводит клиника в год. Мы по каждому из критериев получили по 100 баллов — максимальную оценку. Могу сказать, что специалисты нашей клиники выступали и в качестве экспертов при разработке данных критериев.

- В итоге критерии были приняты в первоначальном виде или были сделаны какие-то послабления? И может ли это существенно повлиять на решение пациента при выборе клиники?
- Практически все предложенные критерии были приняты. На сегодняшний день процедура происходит следующим образом: пациенту предлагают список клиник, которые участвуют в программе ОМС. И он сам решает, какую ему выбрать. Мы надеемся, что так и будет происходить.

- Что может помочь пациенту определиться со своими предпочтениями? На что ему следовало бы обратить внимание в первую очередь?
- Думаю, пациенты, которые планируют программу экстракорпорального оплодотворения, давно изучают данный вопрос и собирают информацию о тех центрах, которые более или менее успешно работают в этом направлении. Большое значение имеет опыт клиники. Если она впервые открылась или работает в течение года, наверное, не стоит ждать хороших результатов. Но есть и такие центры, которые много лет работают по программе ЭКО. Наверное, к таким клиникам будет больше доверия.

- А какими в идеале должны быть эти критерии?
- На мой взгляд, опыт учреждения тоже должен учитываться. В тех критериях, которые в итоге были одобрены, этот пункт стоит, к сожалению, на последнем месте. Мы предлагали учитывать квалификацию врачей, их опыт и стаж работы. Но наше предложение не было поддержано. Считается, что доктор или кандидат наук не обязательно будет хорошо работать, а обычный врач может сделать переносы лучше. Возможно, в каких-то случаях это соответствует действительности. И все же опыт и стаж врача именно в работе по программам вспомогательных репродуктивных технологий, на мой взгляд, должен учитываться.

- У большинства людей до сих пор существует предубеждение по отношению к частным клиникам. Считается, что в государственных можно получить более квалифицированную медпомощь. Как сломать эти стереотипы?
- Такие предубеждения всегда сложно ломать. Если мы возьмем общие вопросы — акушерство, общие гинекологические операции, то, наверное, там, где идет много операций, где большой поток пациентов, как правило, более опытные доктора. Но вспомогательные репродуктивные технологии — это особая область. Когда только начали этим заниматься, государство вообще не обращало внимания на проблему бесплодия. Так что вспомогательные репродуктивные технологии развивались за счет коммерческих клиник. Да, были государственные клиники. Но их было очень немного — одна или две. Поэтому на сегодняшний день ситуация такова: у частных клиник, которые давно работают в этой области, опыта больше, чем у некоторых государственных.

- Довелось услышать мнение специалиста о том, что процедуру ЭКО нужно делать женщинам до 37 лет. Но ведь многие в наше время откладывают рождение ребенка на более поздний срок...
- У нас есть определенные программы, при помощи которых мы можем помочь женщинам, пожелавшим отложить свою репродуктивную функцию на более поздний срок. Но дело в том, что 37 лет — это тот пограничный возраст, когда начинается снижение репродуктивной функции. И об этом надо постоянно говорить. Женщина должна об этом знать. В критериях отбора пациентов в программы ЭКО по ОМС, правда, значится возраст до 39 лет включительно. Но, на мой взгляд, ЭКО при соответствующих показаниях действительно следует делать женщинам в более молодом возрасте – шансы на успех значительно выше.

- Это связано еще и с тем, что после 35 лет возрастает риск рождения потомства с генетическими нарушениями. Способно ли предотвратить эту проблему проведение преимплантанционной генетической диагностики?
- На сегодняшний день у нас в клинике существуют два метода генетической диагностики. FISH-метод используется давно. Но, к сожалению, он себя уже не оправдывает. Как показывает и наш опыт, и опыт зарубежных коллег, этот метод в значительной степени снижает частоту наступления беременности после программ вспомогательных репродуктивных технологий.

С ноября 2012 года мы начали практиковать новую методику - метод сравнительной геномной гибридизации на микрочипах (aCGH). Если FISH-метод охватывает всего 9 пар хромосом, то этот позволяет смотреть все хромосомы — 22 пары, а также половые. Метод очень перспективный и достаточно эффективный. Опыт наших международных коллег говорит, что он позволяет увеличить частоту наступления беременности до 70%. Мы эту методику запустили недавно и могу сказать, что у нас уже есть две беременности, прошедшие этот метод диагностики.

- Всем ли рекомендовано проходить такую диагностику?
- Это достаточно сложная и крайне дорогая диагностика, поэтому очевидно, что ее не смогут пройти все. Мы предлагаем ее особой категории пациенток, у которых были многократные попытки ЭКО без эффекта, неоднократная потеря беременности или неразвивающаяся беременность. Эти факторы являются показаниями для применения метода сравнительной геномной гибридизации.

- Еще одна проблема, с которой работают в вашей клинике — сохранение фертильности у онкобольных.
- Мы уже не единственные в России, кто это делает. Но мы были первыми. На сегодняшний день используем все возможные методы сохранения репродуктивного потенциала у таких пациентов. Если возможно проведение стимуляции, мы ее проводим и криоконсервируем яйцеклетки. У нас уже есть хорошие результаты на размороженных ооцитах (женская половая клетка в период ее роста и созревания — прим. «БалтИнфо»), правда, у других категорий пациенток. В случае с онкобольными должно пройти пять лет, прежде чем полученные яйцеклетки будут использованы в циклах ЭКО. Но результаты действительно очень хорошие. Это нам позволило создать банк донорских замороженных яйцеклеток.
Второй метод — криоконсервация ткани яичника в тех случаях, когда невозможно проведение стимуляции. Эту программу мы начали еще в 2005 году. Были попытки переноса яичниковой ткани в предплечье, переднюю брюшную стенку и область яичников, что наиболее эффективно. Другое дело, что в нашей стране пока случаев рождения детей у онкологических больных после трансплантации ткани яичника не было. Но шансы, пусть и небольшие, есть. Наука идет вперед. Возможно, та яичниковая ткань, которую мы сегодня заморозим, через какое-то время даст результаты. Кроме того, мы криоконсервируем сперму, сперматозоиды и даже тестикулярную ткань, то есть, занимаемся сохранением фертильности и у мужчин.

- Возможно ли сохранить фертильность у онкобольных детей?
- На сегодняшний день такие работы ведутся, вплоть до того, что сохраняют ткань яичников у девочек, когда планируется проведение химиотерапии. Были попытки проведения стимуляции. Но это пока остается на уровне экспериментальных работ. Мы пока в России позволить себе проведение стимуляции у детей не можем.

К сожалению, ситуация такова, что когда у ребенка обнаруживают рак, речь идет о его жизни. О вопросах репродукции в тот момент родители не думают, главное, чтобы ребенок выжил. Эти вопросы встают уже потом, когда репродуктивная функция нарушена в связи с проводившейся терапией. Именно поэтому очень важно информировать родителей о возможности сохранения репродуктивной функции у девочек. Сегодня мы к этому готовы. Криоконсервация ткани яичника девочки на этапе до проведения химиотерапии является эффективным методом сохранения репродуктивного потенциала.


Источник: http://www.baltinfo.ru/

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить