Последние новости



Кровь, которую мы потеряли

В процессе расформирования 442-го военного окружного госпиталя на Суворовском проспекте, начатого командой экс-главы Минобороны Анатолия Сердюкова, был потерян стратегический запас 700 литров донорской плазмы, оцениваемый в несколько миллионов рублей.

Выполняя приказы прежнего руководства Министерства обороны, которое не особо церемонилось с военной недвижимостью и имуществом, работники госпиталя в августе 2012 года начали осуществлять переезд, который должен был завершиться в первый день нынешний зимы.
В ходе «расформирования путем реорганизации» из медицинского учреждения, основанного еще в николаевской России в 1835 году, в течение нескольких месяцев вывозились дорогостоящее оборудование, лекарственные препараты, мебель.

Все это удалось «пристроить» в госпиталя, расположенные в Кронштадте и Пушкине. Куда печальнее оказалась участь 700 литров плазмы крови, хранившейся в госпитале, который стал лакомым кусочком для «сердюковских амазонок». Они имели свои виды на 8 гектар земли в историческом центре Петербурга.

По словам начальника госпиталя Владимира Лютова, ни одно лечебное учреждение Петербурга не согласилось забрать их запасы, сославшись на отсутствие условий для хранения. Таких условий не было в вышеупомянутых госпиталях в Кронштадте и Пушкине.
«Мы обращались в различные медицинские учреждения. Но в ответ услышали тишину», - сказал Лютов.

В пресс-службе Западного военного округа подтвердили эту информацию. «Запросы были сделаны в больницы и другие медицинские учреждения города и области. В итоге желающих взять себе плазму не нашлось. После этого ее пришлось в установленном порядке утилизировать», - сообщил начальник пресс-службы ЗВО Андрей Бобрун.

В комздраве слова военных опровергают. «К нам никаких устных и письменных запросов не поступало», - подчеркнула пресс-секретарь комитета Евгения Семенова. Ничего не известно о запросах военных и в комитете по здравоохранению Ленинградской области.
«При наличии запроса мы бы обязательно рассмотрели этот вопрос и с учетом запасов плазмы приняли бы решение. Без внимания бы не оставили в любом случае», - добавила Семенова.

По подсчетам, 700 литров свежезамороженной плазмы составляет примерно 3 000 доз. Такого количества хватило бы на тысячу пациентов.

Известно, что такие объемы военные заготавливали в том числе и для предприятия по переработке плазмы в Кировске, которое так до сих пор и не построено. Такого предприятия нет и в Северной столице.

«Карантинный срок хранения плазмы составляет 6 месяцев. Все это делается для обеспечения здоровья и жизни реципиента. Кровь, полученная от донора, проходит полный цикл обработки. В случае положительных результатов анализа она поступает к пациентам», - сообщили на городской станции переливания крови.

Это медицинское учреждение, к счастью, оснащено специальным оборудованием, позволяющим заготавливать и хранить плазму крови в больших количествах.

«У нас достаточно своих запасов. Нет проблем с ней и в центрах переливания крови при поликлиниках. Так что факт потери такого большого количества плазмы можно назвать скорее безалаберностью, нежели преступной халатностью», - считают на станции переливания крови Петербурга.

Однако факт «потери» плазмы в таком объеме не может не вызывать недоумения, с учетом проблемы нехватки крови в Северной столице. Плазма не является полноценной заменой крови, но ее наличие явно бы никому не помешало, а даже могло бы во многих случаях спасти жизнь горожан.

«В Ленинграде у нас было примерно 40-50 доноров на 1000, мы уже тогда были на уровне Европы. В 90-е годы минувшего века ситуация с донорством в Санкт-Петербурге была крайне сложной, 10 лет назад у нас было 7 доноров на 1000 населения, сейчас - 15 доноров на 1000», - ранее заявлял главный врач Городской станции переливания крови Санкт-Петербурга Владимир Красняков.

Факт приостановки переезда госпиталя, принятый новым руководством военного ведомства, делает вышеописанную историю еще более абсурдной.

«Решение о закрытии госпиталя было необдуманным, а люди, отвечавшие за это, преследовали лишь собственные интересы. Плоды этого мы сейчас и пожинаем», - считает председатель общественной организации «Наследие ВМА» Александр Редкокаша.
За два месяца переезда от 442-го госпиталя остались только ободранные стены. Скорее всего, восстанавливать его придется с нуля. А вот 700 литров плазмы утекли от людей бесповоротно.


Источник: http://www.baltinfo.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить