Кровавая экономия

опубликовано . в разделе Здравоохранение

Попытка сэкономить на донорах привела к значительному сокращению сдачи крови. О дефиците пока речи нет, но ситуация продолжает ухудшаться.

Вступивший в силу Федеральный закон «О донорстве крови и ее компонентов» рискует оставить без доноров нуждающихся в них пациентов. Действует закон всего месяц, но его очевидные несовершенства уже можно наблюдать в большинстве донорских центров. Так, Гематологический центр РАН, где находится корпус для лечения пациентов с тяжелыми случаями болезни крови, в том числе лейкемией, потерял уже порядка 30% так называемых кадровых доноров.

Суть закона сводится к радикальному сокращению платного донорства и поощрению безвозмездной сдачи крови. По замыслу законодателей, это поможет очистить ряды донорского движения от лиц, торгующих кровью и гипотетически являющихся переносчиками опасных инфекций. К сожалению, вместо своекорыстных граждан система здравоохранения рискует потерять самых ответственных и надежных доноров.

Профильное ведомство бить тревогу не спешит. Пресс-секретарь Минздрава Олег Салагай, вероятно, предвидя вопросы граждан о возможном истощении запасов донорской крови, на своей странице в Facebook написал: «Ответственно заявляю: ничего не произойдет». И действительно, соотношение количества безвозмездных и платных доноров пугающим не кажется. По данным Федерального медико-биологического агентства, их в России более 1,5 млн человек. Тех же, кто сдает кровь взамен на денежную компенсацию, — не более 8%. (На общественных слушаниях в Госдуме председатель комитета по охране здоровья Татьяна Яковлева приводила другие цифры — 10–13%.)

Оптимизм чиновников основан на иллюзиях: по их мнению, энтузиазм большинства сможет покрыть недостачу «корыстных» доноров и качественно, и количественно, а 92% легко заменят 8%. В несостоятельности данной гипотезы убедиться нетрудно — достаточно взглянуть на то, кем и как заполняются резервы хранилищ крови.

В два раза

Доноров можно условно поделить на три категории: первичные; сдающие кровь нечасто, но сравнительно регулярно; кадровые.

Первичные доноры — это альтруисты, сдающие кровь из желания помочь ближнему. В их случае норма крови — 450 мл один раз в два месяца. По факту получается куда реже — не более двух-трех раз за год. Часто они ограничиваются одним разом — люди с пониженным давлением нередко теряют сознание во время процедуры. Вторая категория — так называемые родственники. В действительности же в большинстве случаев они не являются родней реципиента, нуждающегося в срочном переливании. Чаще всего это друзья медперсонала или кадровых доноров, время от времени сдающие кровь «по дружбе». Третья категория — кадровые доноры, в основном платные.

Ставшие донорами из гуманистических соображений действительно не нуждаются в материальном поощрении и, вероятно, не перестанут сдавать кровь вне зависимости от принятого закона. Однако их энтузиазм может иссякнуть под давлением бытовых обстоятельств, таких как отсутствие свободного времени или необходимость соблюдать строгий режим за два дня до процедуры. Иная ситуация с кадровыми донорами.

Размер обязательной денежной компенсации за одну кроводачу для «перворазника» в Москве составлял 500 рублей. А стоимость компонентов крови — плазмы и тромбоцитов — варьировалась от 3 тыс. до 6 тыс. в зависимости от продолжительности и сложности процедуры. Теперь же компенсация урезана вдвое. Нетрудно догадаться, что граждане, неделями собирающие справки по врачам и по полтора часа лежащие в донорском кресле, подключенные иглой к аппарату сепарации крови, едва ли сочтут адекватной замену шести тысяч тремя. Автор этой статьи сам слышал, как женщина-донор с многолетним стажем сказала, что «из Рязани за такие копейки больше не поедет».

К слову, это уже вторая за год попытка лишить доноров возможности заработать на кроводаче. В конце лета — начале осени прошлого года Минздрав запретил сдавать тромбоциты более одного раза в месяц, мотивировав это заботой о здоровье граждан. Отток доноров стал заметен уже тогда, хоть и не был значительным.

Обвинять в отсутствии гражданской сознательности людей, для которых донорские деньги — изрядная часть семейного бюджета, недальновидно и бессмысленно. Ездить на болезненную процедуру зимой к семи утра из дальнего Подмосковья от хорошей жизни никто не станет.

Итогом ухода платных кадровых доноров станет сокращение резервов компонентов крови. Срок их жизни не превышает двух дней, а сдавать их могут только проверенные и крепкие здоровьем доноры.

Оставили без чая

После того как критическая ситуация с кровью стала очевидна даже неспециалистам, московские власти пошли на попятную и в экстренном порядке издали постановление о мерах социальной поддержки доноров. За 450 мл крови предполагается платить 3400 рублей (сумма будет увеличиваться в зависимости от числа пройденных процедур). Компенсация за компоненты крови уменьшится, но все равно останется значительно выше региональной — 4800 рублей. Но привилегиями смогут пользоваться далеко не все столичные донорские пункты. Так, ГМЦ РАН, восполняющий около 15% необходимого количества компонентов крови по всей России и имеющий статус федерального медицинского учреждения, под действие постановления не подпадает.

Доноры лишились даже обязательной перед процедурой чашки чая с печеньем и шоколадом. По словам сотрудника донорского отделения ГМЦ, чай медперсонал покупает на свои деньги. В противном случае процедура скверно скажется и на здоровье доноров, и на качестве сдаваемой ими крови.

Не решен вопрос и о бесплатном питании. В законе сказано, что «донор, безвозмездно сдавший кровь и (или) ее компоненты, обеспечивается бесплатным питанием за счет организации, осуществляющей деятельность по заготовке донорской крови и ее компонентов». Формально доноров предполагается кормить на месте согласно некоему рациону, разработанному в Институте питания. Но после вступления закона в силу прошел почти месяц, а компенсацию выдают в лучшем случае консервами и сгущенкой, что не удивительно, ведь на большинстве донорских пунктов пищеблоков нет.

Еще одно белое пятно в новом законе касается мер социальной поддержки донора. Самым известным методом поощрения кроводачи еще с советских времен было предоставление двух дополнительных выходных в удобное для донора время. Теперь же единственной наградой для добровольца помимо бесплатного обеда будет «право на первоочередное приобретение по месту работы или учебы льготных путевок на санаторно-курортное лечение». О выходных нет ни слова.

Псевдоэкономия

Чиновники, рассуждающие о необходимости отмены и уменьшения денежных компенсаций, почему-то апеллируют к западной практике донорства. Это свидетельствует либо о незнании общеевропейской ситуации в здравоохранении, либо о намеренном искажении фактов. В большинстве стран Западной Европы действительно не принято поощрять первичных доноров иначе как питанием, льготами и моральным одобрением. Однако кадровые доноры, адресно сдающие кровь платным частным клиникам, могут рассчитывать на серьезную денежную компенсацию. В России такой практики нет, по крайней мере легальной. А черный рынок донорства вскоре ощутит приток свежей крови в буквальном смысле.

Интересно, что никто из сторонников закона не потрудился объяснить, почему в данной ситуации европейский пример лучше российского. Возможно, критерием было высокое соотношение числа доноров на тысячу человек. Но, во-первых, такая выборка справедлива не для всех стран. К примеру, недавно на одном из федеральных немецких каналов вышла телепередача, где главной темой дискуссии была нехватка донорской крови в больницах Германии. Во-вторых, высокий коэффициент кроводачи обеспечен умелой пропагандой донорства и гражданской сознательностью людей, чему данный закон совершенно не способствует.

Вообще, с пропагандой донорства получилось любопытно. В пункте 3 статьи 6 сказано, что «уполномоченные органы местного самоуправления вправе осуществлять за счет средств местных бюджетов мероприятия по пропаганде донорства крови и ее компонентов». То есть финансовые средства, сэкономленные на крови доноров, в лучшем случае будут перенаправлены на создание масштабной рекламной кампании. В худшем — в карман нечистых на руку чиновников.

Говоря о пользе нового закона, его сторонники, не принадлежащие к медицинскому сообществу, ссылаются еще на один популярный миф, согласно которому люди, регулярно сдающие кровь за деньги, в большинстве своем маргиналы или бомжи. И, как следствие, являются потенциальными носителями вирусов гепатита или ВИЧ. В действительности же, не считая флюорографии, карантина крови и контрольных заборов на анализ вирусных инфекций, кадровые доноры обязаны приносить справки от терапевта и инфекциониста, подтверждающие удовлетворительное состояние их здоровья. Такие меры предосторожности в принципе исключают возможность переливания зараженной крови пациенту. Доноры же, сдающие кровь раз от раза, проходить медосмотр не обязаны, а единственный документ, необходимый им на станции переливания, — паспорт. В результате из-за несоблюдения донором диеты или сокрытых им фактов о своем физическом состоянии значительный процент крови забраковывается.

Закон «О донорстве» смело может претендовать на звание потенциально опасного и минимально обоснованного. В его нынешнем виде он едва ли сможет улучшить качество сдаваемой крови и почти наверняка серьезно снизит ее количество. Как показал прошедший месяц, отмена всех денежных компенсаций не прибавила нашим согражданам желания тратить свои кровь и время даже на столь благородное дело. Для энтузиастов донорства, ввиду неразберихи с бесплатным питанием, каждая кроводача будет сопряжена с определенным риском для здоровья. Позитивные последствия закона почувствуют лишь обладатели звания «Почетный донор». Им существенно поднимут ежегодные выплаты — почти до 10 тыс. рублей. Но вряд ли это спасет ситуацию.


Источник: http://expert.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить