Последние новости

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей


«Медтуризм в России находится в зачаточном состоянии»

olga lutsenko 3c4dbО том, кто лечится за рубежом, как выбрать правильную клинику и когда медицинский туризм станет доступнее в России, в интервью «МН» рассказала Оксана Луценко, глава крупнейшего русскоязычного портала по медицинскому туризму Medvoyage.info.

Где лечатся американцы и киргизы

— Кто наиболее активно путешествует по миру в поисках лечения?

— Основные путешественники такого рода — это, как ни удивительно, жители экономически развитых стран, где медицинские услуги оказываются на высшем уровне. Проблема в том, что они непомерно дороги для огромной части населения. Лидируют среди этих государств США, Канада и Великобритания. Однако набирает обороты и противоположная тенденция — растет поток пациентов из развивающихся стран с низким уровнем развития медицины, например из Узбекистана, Киргизии, других государств СНГ. Для них поездка на лечение за рубеж зачастую единственный шанс на постановку точного диагноза и выздоровление.

— Каковы основные направления медицинского туризма?

— Самыми востребованными странами с качественным лечением традиционно являются Германия, Израиль, Австрия, Швейцария. Им на пятки наступают Индия, Турция, Сингапур, Таиланд и прочие государства с высокоразвитой туристической индустрией. Здесь это доходный бизнес, поэтому в развитие сегмента инвестируют огромные деньги, строят новейшие клиники, оснащенные самым современным оборудованием, готовят высококлассных специалистов.

— Как бы вы определили место России в мировом медицинском туризме?

— Если мы говорим о выезде граждан на лечение за рубеж, то в России медицинский туризм находится в зачаточном состоянии. Если речь идет о России как о стране, куда едут лечиться, то этого сегмента просто не существует.

— Почему россияне не едут лечиться за рубеж так же массово, как, к примеру, жители США?

— Это дело времени. Сама возможность поехать лечиться за рубеж появилась у россиян не более 15 лет назад, и только около трех-четырех лет назад эта область туризма начала развиваться относительно нормально. В первую очередь возможность таких поездок зависит от благосостояния граждан. Кроме того, в стране, откуда едут такие туристы, должна быть определенная инфраструктура. Я говорю о специализированных агентствах и туроператорах, которые организуют подобные поездки, медицинском менеджменте, аккредитующих органах, специалистах в сфере медицинских путешествий. В России такой инфраструктуры пока практически не существует.

Как выбрать место для лечения

— Тогда как сейчас организуются выезды на лечение?

— Есть некоторое количество компаний, оказывающих услуги медицинского и оздоровительного туризма. Их не так много, и деятельность большинства из них вызывает множество вопросов, так как на такие агентства возложена важнейшая миссия полной организации путешествия и сопровождения лечения: от оформления документов, билетов, виз, договоров и страховок до предоставления переводчиков во время поездки, размещения родственников и многое-многое другое.

При этом в России этот сегмент никак не лицензируется, и граждане, выезжающие на лечение за рубеж, фактически ничем не защищены от возможного оказания некачественных медицинских и туристических услуг.

— Можно ли самостоятельно отыскать необходимую клинику и отправиться на лечение «дикарем», как это популярно в обычном туризме?

— Можно попытаться это сделать, но большинство клиник, в которые пациенты обращаются напрямую, как правило, также отсылают их к посредникам, поскольку организовать все самостоятельно практически невозможно и на этом вряд ли получится сэкономить.

— Как правильно организовать лечение за рубежом?

— Для начала нужно получить квалифицированную консультацию, чтобы понять, где и за какие деньги вы сможете получить необходимое лечение. Проконсультировать могут в специализированных агентствах медицинского туризма, в клиниках или в интернете на специальных порталах, благодаря которым можно сделать запрос на лечение.

Организацию же самой поездки лучше доверить специализированному агентству. Там предоставляется весь пакет услуг. Что касается стоимости лечения, что ее предварительный размер для предоплаты рассчитывается на основании представленных медицинских документов, но во время обследования диагноз может не подтвердиться или измениться. Соответственно может потребоваться и другое лечение. Но, как правило, если пациент с точным диагнозом едет на конкретное лечение, то его стоимость не меняется.

— Скажите, как пациент, оказавшись на лечении за рубежом, общается с персоналом клиники? А если он не знает языка?

— В любой клинике соответствующего уровня есть специальный персонал для работы с иностранными пациентами, который решает возникающие вопросы. В некоторых клиниках за каждым пациентом закрепляется русскоязычный менеджер.

Некоторые специализированные агентства помогают организовать наблюдение и реабилитацию по месту жительства после прохождения курса лечения. Но такой спектр услуг, к сожалению, оказывают не все компании. Выезжающим на лечение лучше сразу наводить справки о возможностях агентства. Чем меньше усилий по организации придется предпринимать пациенту, тем комфортнее будет проходить и лечение, и реабилитация.

— Каковы критерии выбора зарубежной клиники для лечения? Существует ли какой-то международный стандарт?

— Большинство хороших клиник имеют различные аккредитации и международные сертификаты, подтверждающие качество предоставляемых ими услуг. Один из самых престижных и объективных сертификатов выдает JCI (Joint Commission International — Объединенная международная комиссия), базирующаяся в США.

Работа лечебного учреждения оценивается по 197 основным стандартам, 368 общим стандартам и 1032 различным показателям. Оцениваются уровень обслуживания и безопасности больных, степень образования врачей и персонала, технологическая инфраструктура, система управления.

Что дает развитие медтуризма

— Россия пока не может стать местом паломничества для желающих получить квалифицированную медицинскую помощь. Почему?

— Россия входит в список стран, предоставляющих медицинские услуги иностранцам, но считается, что ее система здравоохранения не соответствует в полной мере мировым стандартам.

В стране есть светила медицинской науки, отдельные медицинские центры с международной репутацией, но уровень сервиса и менеджмента большинства российских медицинских учреждений не соответствует потребностям мирового туризма.

Поэтому лечение в России в основном популярно среди иммигрантов и жителей СНГ, которые хорошо знакомы с системой оказания медицинской помощи здесь. Конечно, как таковой официальной статистики нет, но хочу отметить, что к нам приезжают лечиться и туристы из развитых европейских стран.

— Что должно поменяться в системе отправки россиян на лечение за рубеж?

— Нужно создать прозрачную и выгодную модель оказания таких услуг потребителю. Необходимо максимально упростить организационную часть за счет современных онлайн-технологий, заменить действующую финансовую модель взаимоотношений с клиниками на более экономную и эффективную, распределить ответственность за ведение пациента на всем этапе лечения пропорционально между российской и зарубежной стороной.

— За счет чего?

— Отчасти эту проблему может решить включение возможности зарубежного лечения в полисы добровольного медицинского страхования. Этот сервис не нов для российского рынка, но то, что есть сейчас, дорогое удовольствие. Реалии таковы, что количество проданных полисов на зарубежное лечение в тысячи раз меньше выехавших на лечение людей. То есть нынешний полис и процедура оформления настолько непривлекательны для потребителя, что это больше не может существовать в таком виде.

— Что может измениться в ближайшее время?

— Буквально на днях эту тему обсуждали страховщики и эксперты рынка медтуризма. Результатом может стать появление более-менее доступных условий лечения россиян за рубежом в рамках полиса ДМС. Если это произойдет, поток пациентов значительно вырастет, а граждане будут лучше защищены от оказания некачественных услуг. Это даст серьезный толчок к развитию медицинского туризма в стране. Ну а кроме этого поставлен вопрос о создании профессиональной ассоциации медицинского туризма в России, которой до сих пор нет по различным причинам.

— И что это даст?

— Саморегулирующая организация решит проблему разработки единых стандартов отрасли, сертификации участников рынка и многое другое. Тогда россиянам будет проще выезжать лечиться за рубеж, а жители других стран будут с большим доверием относиться к нашей медицине.

К тому же развитие медтуризма подстегнет все здравоохранение в целом, как это происходит в других странах. Согласитесь, что России это не помешает.


Источник: http://mn.ru

 

Лечение за рубежом — необходимость или дань моде?

21 f125cМедицинский туризм в России набирает обороты. Ежегодно количество желающих отправиться на лечение в другую страну растет как минимум на треть. Если раньше медицинский туризм ассоциировался с редкими и сложными операциями, то сегодня заграничные клиники становятся местом паломничества желающих вылечить зубы, избавиться от угрей или удалить аппендицит.

Кардиология или пластика

Причин обращения россиян к зарубежным врачам несколько, считают эксперты. «Прежде всего это, конечно же, необходимость точной диагностики заболеваний или же плановая проверка организма. Второе — проведение сложных операций и необходимость лечения тяжелых или редких, орфанных заболеваний», — отмечает заведующая кафедрой общественного здоровья и здравоохранения Государственной классической академии им. Маймонида Дания Каримова.

«Чаще всего россияне едут за рубеж для лечения онкологических, кардиологических и ортопедических заболеваний, в тех случаях, когда требуется сложная операция на сердце, суставах или пересадка костного мозга. Основные направления для жителей России и стран СНГ — Германия и Израиль. В последнее время также стали востребованы медицинские туры в Турцию и Сингапур, где уровень хирургического лечения, сервиса и комфорта практически тот же, а цены ниже», — рассказывает глава крупнейшего русскоязычного портала по медицинскому туризму Medvoyage.info Оксана Луценко.

Многих выезжающих на лечение за рубеж россиян привлекает более низкая стоимость лечения. «Прежде всего это касается стоматологических услуг, пластической и эстетической хирургии, оздоровительных процедур», — говорит Оксана Луценко.

Здесь россиян можно понять, полагают эксперты. Качественная установка одного зубного импланта в московских клиниках будет стоить от тысячи долларов. В Польше или Болгарии цена не превысит $800, а в Белоруссии установка нового зуба будет стоить около $500.

То же самое касается банальной по нынешним меркам операции по увеличению груди. В столичных клиниках стоимость данной процедуры в среднем составляет $5–6 тыс. Такому уровню цен соответствуют клиники Австрии, Франции, Норвегии. В Тунисе, Турции и даже в Бразилии, славящейся своими пластическими хирургами, цена в два раза ниже, чем в России.

Медвояж по-русски

В основном организацией выездов за рубеж на лечение занимаются компании, специализирующиеся исключительно на медицинском туризме. Таких компаний довольно много, и сейчас у клиентов есть возможность выбирать агентство себе по вкусу. «Пока предложение на этом рынке превышает спрос, но уже сейчас мы видим тенденции к росту популярности услуг медицинского туризма», — говорит директор Агентства медицинского туризма Виктор Ильющиц.

Российский посредник, как правило, берет на себя организацию и полное сопровождение клиента на все время поездки. Ряд таких компаний, работающих в России, создан непосредственно зарубежными клиниками, которые заинтересованы в пациентах из других стран. Чаще всего это Израиль, Германия, Турция или Швейцария.

Как правило, такие компании существуют за счет комиссионных со стороны клиник, куда отправляются туристы-пациенты. Но если агентство занимается поиском клиники непосредственно под пациента, то комиссионные взимаются с заказчика тура и могут составлять 5–7% от стоимости лечения. Впрочем, зачастую размер вознаграждения турфирме оговаривается индивидуально.

Доверять ли посредникам

К сожалению, лицензирования деятельности таких компаний в России пока нет, поэтому на рынке нередко встречаются посредники, чьи услуги не отличаются качеством, а в случае форс-мажора они снимают с себя любую ответственность.

«Туристы, выезжающие на лечение за рубеж, практически не защищены от произвола врачей. Компания, которая отправляет за рубеж, не отвечает за результат лечения, так как договор заключается непосредственно с клиникой. В России пока нет законодательства, которое могло бы защитить таких пациентов, поэтому, как правило, в случае каких-либо инцидентов пострадавшие пациенты остаются в проигрыше», — рассказывает руководитель отдела по развитию оздоровительного туризма национального оператора «Альянс» Надежда Маньшина.

В интернете можно найти массу историй, которые рассказывают о том, как пациенты становились жертвами некомпетентности врачей, вплоть до летального исхода. В лучшем случае в результате разбирательств уменьшалась сумма за лечение, в худшем — пострадавшая сторона оставалась ни с чем.

Отправляющее агентство выступает гарантом того, что уровень клиники и лечение соответствует мировым стандартам. В случае возникновения проблем оно и должно отвечать за последствия некачественного лечения. Поэтому клиентам следует поинтересоваться опытом работы компании, количеством проведенных лечебных процедур за границей, предоставляемыми услугами, учредительными документами компании.

«В серьезной компании, как правило, существует свой штатный врач, который проводит обязательную диагностику, а затем помогает с выбором оптимального места для обследования и лечения», — поясняет Надежда Маньшина.

Где лучше?

На вопрос, где же вылечат лучше — в России или в другой стране, эксперты однозначно ответить затруднились. Примеров как некачественно оказанной медицинской помощи, так и излеченных от страшных болезней пациентов масса. Что касается стоимости лечения, то и в какой-нибудь швейцарской клинике пациента могут продержать на недельку-другую дольше, чем положено, взяв свыше объявленного прайса несколько тысяч долларов. От такого произвола не застрахован ни один человек.

«Я бы не стала говорить о том, что лечение за рубежом однозначно лучше лечения в России. Запад прекрасно зарекомендовал себя на мировом рынке медицины, но и в России есть хорошие медики и достойное оборудование. Более того, за последние несколько лет российская медицина заметно изменилась в лучшую сторону. Ее возможности теперь позволяют делать сложнейшие операции, например пересадку сердца», — говорит Надежда Маньшина.

По словам Оксаны Луценко, Россия в перспективе сама может стать местом паломничества зарубежных больных. «В РФ самая разветвленная сеть банков донорских органов, а российское акушерство и гинекология остаются сильнейшими в Европе. Кроме того, в Россию ездят лечиться от наркомании и алкоголизма», — резюмирует эксперт.

Простые советы для тех, кто собирается лечиться за границей

При выборе компании, которой вы собираетесь доверить организацию процесса лечения за рубежом, в обязательном порядке требуйте предоставления подтверждающих документов организации (учредительные документы компании, где прописан юридический адрес, данные учредителей).

Важно получить официальное письмо, подтверждающее статус компании в качестве официального представителя того или иного медицинского учреждения.Компания обязана предоставить детализированный счет с перечнем медицинских и сервисных услуг, которые заказывает пациент. Счет — это официальный документ, на котором в обязательном порядке должна стоять печать и подпись уполномоченного лица.

Выезжая на лечение за рубеж, важно знать, какой врач будет консультировать и лечить пациента. В некоторых случаях необходимы консультации специалиста высшего класса или как минимум зарекомендовавшего себя в данной области.

Обращаться ли к врачам за рубежом: за и против

Позитив

Евгений, 35 лет, Москва

— В середине 2012 года моей 8-летней дочери Полине поставили страшный диагноз — рак костного мозга. Некоторое время мы были в растерянности, совершенно не знали, куда податься, то ли сразу поехать за границу, то ли попробовать лечиться здесь. Если проходить процедуру химиотерапии в России мы еще могли себе позволить, то операция по пересадке костного мозга, которая, судя по всему, нам предстояла, меня пугала. И не только своей стоимостью, но и сложностью. Это прозвучит нехорошо, но доверить собственного ребенка нашим «эскулапам» мне было страшно.

После постановки диагноза знакомые посоветовали пройти повторную диагностику за границей. Возник резонный вопрос: «Куды бечь?» Как найти клинику? С кем вести переговоры и что вообще делать, если появилась необходимость поехать лечиться за границу. Узнали, что есть специальные компании, которые занимаются отправкой пациентов в клиники зарубежных стран, но все равно решили действовать самостоятельно.Я нашел онкологическую клинику в Мюнхене по рекомендациям и форумам в интернете, отправил туда письмо, где разъяснил суть проблемы. В тот же день мне ответили, что рады сотрудничать, но только через посредника, координаты которого прилагались к письму.

Посредником оказалось специализированное агентство по медицинскому туризму, которое несколько лет работает с этой клиникой и отправляет туда россиян на лечение. В общем, на следующий день я оказался там. Как ни странно, больше денег за посредничество заплатить не пришлось. Комиссионные компания берет прямо с клиники. Выезд организовали быстро, без проволочек и усилий с моей стороны. В Мюнхене оказалось, что у дочери нет рака, но есть туберкулез костного мозга, который лечится. Это стоило нам немалых, но подъемных денег. А главное — мой ребенок спасен и здоров. С ужасом думаю, что Полину пришлось бы мучить химиотерапией зря, если бы не был поставлен верный диагноз.

Негатив

Наталья, 42 года, Москва

— Год назад у мамы обнаружили рак, и мы приняли решение лечиться за рубежом. Сначала выбирали между Израилем и Германией, но цена за лечение превышала наши материальные возможности. А вот в Турции одна из клиник Анталии предложила нам активную помощь и приемлемую для нас цену — не более $20 тыс. Клинику нашли не через агентство, а через посредника, представившегося «доктором» Алексом.

Цена, по его словам, формировалась так: $2–3 тыс. придется заплатить за диагностику и еще $15 тыс. за последующее лечение и реабилитацию. Диагностика в итоге обошлась в $6,5 тыс. Операция с последующей реабилитацией по предварительным подсчетам должна была стоить не более $15–20 тысяч.Учитывая мамино удовлетворительное состояние и возможности турецкой хирургии, врачи и посредники уговорили нас оперироваться. Обещали выписку из стационара на десятые сутки. В результате этой операции, которая шла шесть часов, врачи допустили ряд ошибок, которые привели к тому, что за 33 дня маму оперировали семь раз. Последнюю операцию делали шесть часов и удалили полностью поджелудочную железу вместе с селезенкой. В итоге она умерла от сепсиса.

«Доктор» Алекс от лица клиники заверял меня, что оплату за операции по исправлению их ошибок после первой операции клиника возьмет на себя, а в случае летального исхода — оплату транспортировки тела на родину. Но затем он отказался от своих слов, заявив, что он всего лишь переводчик и поэтому не мог давать таких обещаний. Всего на момент смерти мамы мы уже заплатили клинике $22 тысячи.

На этом траты не закончились, ведь нужно было вернуть тело мамы на родину. Мы оплатили услуги фирмы-перевозчика ($2,5 тыс). Они должны были забрать тело из клиники и заниматься оформлением и перевозкой. Но клиника отказалась выдать тело, насчитав нам еще $6 тыс. за различные услуги. В итоге тело мы смогли забрать, только выдав расписку, что обязуемся заплатить требуемую сумму.


Источник: http://mn.ru

 

Часть функций минздрава должна перейти к новому сообществу медиков

456672b c41c4Проводить аттестацию и повышение квалификации медиков, давать оценку профессиональным ошибкам, принимать решения о закупке оборудования и лекарств для больниц должны не чиновники, а заслуженные, уважаемые врачи. У депутатов Госдумы появилась идея создания медицинского сообщества, которое возьмет на себя часть функций минздрава. Как к этому относятся сами врачи? И готов ли минздрав поделиться своими полномочиями?

"Никто лучше самих врачей не знает, кто может быть медиком, какие нужны методы лечения, как модернизировать систему", - убежден автор идеи зампредседателя Комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Дорофеев. Поэтому решением чисто медицинских проблем должно заниматься новое саморегулируемое профессиональное сообщество врачей.

По словам Дорофеева, Федеральный закон N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" предусматривает, что помимо государства в управлении здравоохранением могут участвовать сами медицинские работники, и этой возможностью надо воспользоваться. Тем более что все европейские страны уже давно работают на принципах саморегулирования профессиональной деятельности. "Должна появиться единая общероссийская медицинская организация, которая примет участие в разработке законопроекта о передаче себе функций минздрава, - говорит Сергей Дорофеев. - Однако критерии работы новой структуры и ее полномочия по-прежнему будет определять правительство".

Какие же функции планируется "забрать" у министерства? По словам депутата, они касаются исключительно профессиональной деятельности врачей. В первую очередь, сообщество должно решать, кого из выпускников медицинских вузов можно допустить к профессии, а кого нет. Заслуженные врачи-практики будут оценивать теоретические и практические знания вчерашних студентов, ставить оценки и "выпускать в мир". Как это будет происходить, еще предстоит решить.

Также предполагается, что в сообществе появятся комитеты по этике и врачебным ошибкам. "Я считаю, что у самих врачей, коллег обвиняемого, разобраться в ситуации получится гораздо лучше, чем у гражданских судей, - говорит Сергей Дорофеев. - Может, дело в итоге и дойдет до суда, но для начала сообщество должно разобраться, кто и в чем был не прав. Причиной ошибки может быть стечение обстоятельств, недостаток опыта, плохое оборудование. Не стоит сразу рубить с плеча".

Более того, предлагается создать нечто вроде страхового фонда: если врач окажется не в состоянии выплатить пострадавшему пациенту сумму ущерба, установленную в судебном порядке, то эти деньги могут быть выплачены из общего фонда организации. А в случае многократных ошибок профессиональное сообщество получит право исключить коллегу из своих рядов, что будет означать фактический запрет на занятие медицинской деятельностью.

Сообщество также должно взять на себя и проблемы, связанные с повышением квалификации. "Нужен контроль за непрерывностью образования коллег, - отметил депутат. - Если врач отстал в чем-то на пять лет, то он отстал навсегда". Основным принципом новой организации должна стать солидарная ответственность за каждого, кто носит белый халат, а членство в ней - обязательным для всех российских врачей. "Кто не в организации, тот не имеет права работать", - подытожил Дорофеев. Такое сообщество может возникнуть на любой общественной площадке: Национальной медицинской палаты, Российского медицинского общества, Российской медицинской ассоциации.

Официально

Как сказали "РГ" в минздраве, эта идея обсуждается давно, и ни у кого нет принципиальных возражений. Однако разработку такого закона там планируют начать только к 2015 году. "В настоящее время действительно назрела необходимость объединения медицинского профессионального сообщества. Такой подход соответствует международному опыту: во многих странах такие организации в той или иной мере вовлечены в выполнение государственных функций, - сообщила пресс-служба министерства. - Таким образом, формирование медицинского сообщества, способного содействовать развитию современного здравоохранения в России, объединять врачей на основе корпоративной ответственности, - важнейшая задача на перспективу. Сроки решения этой задачи и возможные функции, которые могут быть такому сообществу переданы, требуют вдумчивого совместного обсуждения".

Кстати

По данным Росстата, почти 43 процента россиян предпочитают не обращаться за медицинской помощью в поликлиники и больницы, даже если в этом возникает острая необходимость. Причины: людей не удовлетворяет работа медучреждений (19,5 процента), они не рассчитывают на эффективное лечение (14 процентов), а некоторые не обращаются потому, что им предлагают только платное лечение (5,7 процента).

Как вам это?

Михаил Перельман, директор клиники фтизиопульмонологии Первого московского университета им. Сеченова, академик РАМН:

- Во всем мире считают, что передача функций профессиональным организациям приводит к повышению квалификации врачей, а следовательно, и качества медицинской помощи. Я тоже так думаю, потому что целым рядом вопросов, которыми сейчас занимаются чиновники, далекие от медицины, будут заниматься практикующие медики. Им виднее, как нужно обучать студентов, какое оборудование закупить, и так далее.

Существуют опасения, что в некоторых щекотливых ситуациях, связанных, к примеру, с врачебными ошибками, врачи смогут покрывать друг друга. Но я так не думаю. Могу сказать по опыту, что медицинские работники, наоборот, очень критично относятся к своим коллегам. И если это необходимо, они довольно основательно критикуют и ограничивают право на медицинскую деятельность. Даже в тех случаях, когда это не очень-то и необходимо. Поэтому точно могу сказать, что если будет создана такая организация, то врачебных ошибок будет меньше.

Леонид Михайлов, генеральный секретарь Российского медицинского общества:

- Такие организации есть в Финляндии, США, Канаде, Германии и многих других странах. Если такая система будет создана и в России, то мы сможем наконец стать конкурентоспособными в области здравоохранения. Хватит уже проигрывать конкуренцию в области фармацеи, медицинской техники и оборудования, первичного образования медиков, профессиональной подготовки кадров.

Врач должен отвечать за результаты своей профессиональной деятельности только перед врачебным сообществом, а сообщество - перед государством. Естественно, что в такой системе полностью должен измениться профессионализм врача. Но надо отметить, что решение о подобной реформе здравоохранения должен принять президент, предварительно хорошо изучив ситуацию. Кроме того, нужны специалисты, знающие, как перейти в новую систему, не повредив действующую. От этого зависят судьбы огромного количества людей.

Алексей Старченко, президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, член Национальной медицинской палаты, профессор медицины:

- В России давно нужна профессиональная организация, которая смогла бы противостоять произволу чиновников. Что мы имеем сейчас? Врачи пытаются лечить пациентов при отсутствии некоторых лекарственных средств, необходимого оборудования - у медиков фактически связаны руки. Такого быть не должно, врач должен получать все, что необходимо для максимально эффективного лечения.

Нужна саморегулируемая организация не сверху, а снизу. В этом случае можно будет требовать от чиновника исполнения нормативных документов и принятия адекватных стандартов оказания медицинской помощи, которые в большинстве своем давно устарели.

В современной медицине зачастую "рука руку моет", а после создании сообщества в этом вообще пропадет необходимость. Недобросовестные врачи будут отсеиваться еще на стадии практики, еще до того, когда они смогут причинить вред пациенту.

Антон Беляков, депутат Госдумы, врач по образованию:

- Законопроект, предполагающий введение механизма саморегулирования врачебной деятельности, позволит решить сразу несколько проблем: повысить уровень качества медицинского обслуживания и квалификации российских врачей, добиться снижения количества врачебных ошибок. Введение саморегулирования врачебной деятельности позволит выстроить механизм реальной ответственности медицинского персонала - как материальной, так и профессиональной, вплоть до запрета на профессию, а также создать инструмент защиты квалифицированных специалистов в случае нарушения их прав, включая организацию объективной независимой профессиональной экспертизы.

Механизм саморегулирования станет реальным инструментом повышения ответственности российских врачей и будет способствовать поддержанию авторитета медицинского сообщества.


Источник: http://www.rg.ru

 

Общественный договор: врачи и пациенты должны сотрудничать

fqqw44 acd6331 января в Тюменской областной думе прошло обсуждение проекта Общественного договора между медицинским сообществом и пациентами. Проект создан по инициативе губернатора Тюменской области Владимира Якушева в целях усовершенствования работы системы здравоохранения региона; обсуждение ведется с 22 ноября 2012 года в блоге губернатора.

В дискуссии приняли участие представители общественных организаций, медицинского сообщества, органов власти.

Организатор встречи — департамент здравоохранения Тюменской области. Общественный договор, по словам Якушева, это «своеобразный документ, в котором предложены четкие правила и условия взаимодействия двух самых заинтересованных друг в друге сторон: медицинского работника и пациента».

В целях привлечения к обсуждению как можно большего числа заинтересованных граждан, на портале takzdorovo-to.ru была организована онлайн-трансляция дискуссии. Посетители портала смогли принять участие в дискуссии в режиме реального времени. Обсуждение все еще продолжается: предложения по содержанию договора принимаются до 15 февраля 2013 года.

Наталья Брынза, первый заместитель директора департамента здравоохранения Тюменской области: «Мы получили огромный объем информации благодаря обратной связи с тюменцами и профессиональным сообществом. Теперь наша задача — не только отреагировать на поступившие обращения, но и приложить необходимые усилия, чтобы гармонизировать отношения, возникающие в процессе оказания медицинской услуги, создать механизм настройки этого процесса, подробно описав и документально закрепив роли, права и обязанности, ответственность его участников. Таким механизмом призван стать разрабатываемый Общественный договор. Мы уверены, что его текст будет продуктом совместного творческого труда представителей разных общественных институтов и групп. Это сложный путь и, возможно, мы не сможем избежать некоторых ошибок, но это первый опыт проведения общественной дискуссии такого масштаба».

Вице-президент Национальной медицинской палаты в Москве Наталия Ушакова: «Кодекс этики врача – это базовая книга, но это не раритет, покрытый слоем вековой пыли. Он должен развиваться, меняться в соответствии с запросами современного общества и важно, чтобы этот документ устраивал обе стороны – и врача, и пациента». Наталья Ушакова считает, что необходимы две стороны ответственности: с одной стороны – врач, который станет субъектом права, с другой – пациент, остающийся субъектом права и осознающий собственную ответственность за свое здоровье. Пациент и врач должны сотрудничать в деле борьбы с недугами.

Наталья Брынза к этому добавила: «Мы говорим о системе здравоохранения, но, в первую очередь, имеем в виду взаимоотношения врача и пациента. Этические отношения выходят на первый план. Да, врач должен сострадать, уметь находить взаимопонимание с пациентом, сам вести здоровый образ жизни. Если он с этим не согласен, то должен выбрать другую профессию. Но и пациент обязан нести ответственность за свое здоровье, соблюдать советы врача, менять образ жизни».

Председатель комиссии по социальной политике Тюменской областной думы Владимир Столяров: «В здравоохранении происходят колоссальные изменения, Но, как говорится, недостатки медицины начинаются с прихожей – с гардероба, с регистратуры, с приема у участкового врача. Многое зависит от того, какие люди встречают больного человека. Да, врач обязан делать максимально возможное, с профессиональной точки зрения, чтобы излечить больного, но важен и психологический фактор».

Главный дерматовенеролог Тюменской области Сергей Гольцов: «Врачи и в частных, и в государственных учреждениях те же, некоторые при этом совмещают работу и там, и там. У них одно и то же образование, одинаковые стандарты подготовки. А вот обстоятельства работы могут отличаться. На сегодняшний день получается, что врач частной клиники имеет возможность максимально реализовать свои конкурентные преимущества, свой профессионализм. Но в частной медицине нет, к примеру, туберкулезных диспансеров или других социально значимых медучреждений. Я хочу сказать, что, несмотря на то, что частные клиники занимают свою нишу в здравоохранении, но они никогда не смогут заменить государственные медицинские учреждения».

Вопрос, кто подпишет Общественный договор со стороны пациентов, пока не решен. Миссию могли бы взять на себя общественные организации, либо Общественный совет при Департаменте здравоохранения Тюменской области. «Общественный договор должен, прежде всего, быть сформирован у нас в голове, как у врачей, так и у пациентов», – сказал главный врач Тюменской областной больницы Сергей Миневцев.


Источник: http://ria-ami.ru

 

Залечили или недолечили?

350x650 jvQ7IDGLC4iwzf8vIqOI 760e3До 2015 года на основе клинических протоколов, порядков и стандартов оказания медицинской помощи будут разработаны критерии качества для каждого медицинского профиля, заявила министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Хорошо меня полечили или плохо? Этот вопрос часто задают себе те, кто недоволен результатом лечения, врачом или медучреждением в целом. К примеру, сделали операцию, и вроде удачно, но шов от нее обезобразил внешний вид. Или вставили в зуб пломбу, а она через неделю выпала. Можно ли считать, что качество медицинской помощи в этих случаях оказалось ненадлежащим? Будете смеяться, но ответа на этот вопрос нет - ни для нас, пациентов, ни для самих врачей. "В законе "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" есть понятие "медицинская помощь надлежащего качества", но нет определения, что же такое ненадлежащее качество, - отмечает заместитель главного врача по клинико-экспертной работе московской городской клинической больницы N 57, врач высшей категории Евгений Тырин. - На практике проводящие экспертизу качества лечения страховые компании понимают под этим термином выполнение порядков и стандартов лечения. Но они, в свою очередь, не регулируются законодательством о стандартизации".

Тема стандартов лечения обсуждается уже лет 20. Отечественную медицину, в которой всегда лечили не болезнь, а больного, гордо противопоставляли "стандартизованной" западной, в которой все четко нормировано и оттого механистично. Позже выяснилось, что наша "свобода творчества" гораздо чаще приводит к ошибкам и врачебным заблуждениям, чем четкие правила медицины западной. Началась и у нас эпоха внедрения стандартов. Сегодня их существует множество - принятые на уровне региона, города, утвержденные в самом лечебно-профилактическом учреждении. Минздрав несколько лет разрабатывал федеральные стандарты медицинской помощи при разных заболеваниях и сейчас начал их публикацию. Но при этом чиновники не устают повторять, что это медико-экономический документ, который лишь позволит рассчитывать затраты на лечение. А врач должен все-таки лечить больного, а не считать деньги. "Но страховые компании по-прежнему проверяют вовсе не то, как мы лечили и вылечили больного или нет, а не отошли ли от стандарта лечения данной болезни, - продолжает Евгений Тырин. - И если ты сделал шаг влево или вправо, они имеют право снять оплату за этот случай".

Подобных примеров в каждой больнице могут привести сотни. Привезли по "скорой" бомжа с воспалением легких. Для начала его надо отмыть, постирать и продезинфицировать его одежду, но подобных затрат в стандарте лечения пневмонии нет. Значит, это затраты учреждения, которые не будут компенсированы. При первичном осмотре у него выявят целый букет заболеваний, но одновременно лечить их нельзя - это тоже не входит в стандарт лечения основного заболевания и оплачено не будет. До 40% пожилых пациентов, поступающих в стационары, сегодня имеют повышенный уровень сахара, то есть либо состояние преддиабета, либо уже явный диабет второго типа, хотя часто и не знают об этом. Уровень сахара необходимо нормализовать. Но лечение сопутствующих заболеваний в стандарты лечения основных не входит - врач должен либо "не заметить" этого фактора, либо посоветовать пациенту купить прибор-глюкометр, тест-полоски к нему и сахароснижающие лекарства за свой счет. Ситуация бывает и обратной: какая-то манипуляция, входящая в стандарт, конкретному больному противопоказана, но если совестливый врач ее не выполнит, за это тоже могут наказать рублем.

В конце 2010 года Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ОМС) приказом N 230 утвердил новый порядок контроля объемов, сроков, качества и условий оказания медицинской помощи по ОМС. По нему "срезать" деньги с лечебного учреждения можно в основном за нарушения наших прав или недостаток информации, включая отсутствие сайта в Интернете. Но какое отношение имеет больничный сайт к качеству лечения?

Каждое лечебное учреждение сегодня контролируют десятки организаций. В столице, к примеру, проверять поликлиники и больницы, работающие по программам ОМС, имеют право 12 страховых компаний, городской фонд ОМС, Росздравнадзор, прокуратуры разных уровней, комиссии департамента здравоохранения и минздрава... Какой же системой оценки качества медпомощи они руководствуются?

"Согласно статье 64 Закона "Об основах охраны здоровья граждан в РФ", критерии оценки качества медпомощи формируются по группам заболеваний или состояний на основе порядков и стандартов медицинской помощи и утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, - подтвердил "РБГ" начальник управления организации государственного контроля качества оказания медицинской помощи населению Росздравнадзора Анатолий Шаронов. - Но эта часть статьи 64 вступает в силу с 1 января 2015 года. Экспертиза качества медицинской помощи, оказываемой в рамках программ ОМС, проводится в соответствии с законодательством об ОМС. Экспертиза качества иной медицинской помощи осуществляется в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. В настоящее время порядок этой экспертизы не установлен".

"Критерии оценки качества сформированы в виде формализованного перечня обязательств медицинских организаций по обеспечению прав застрахованных граждан с одной стороны и характера и размеров финансовой ответственности за их нарушения с другой, - сообщил первый заместитель директора дирекции медицинского страхования в Московской области ЗАО "МАКС-М" Дмитрий Муравьев. - Единые подходы к процедуре экспертизы, основанные на контроле выполнения действующих медицинских технологий, порядков и стандартов оказания медицинской помощи и адекватные размеры финансовых санкций за дефекты ее оказания являются основными механизмами влияния страховой организации на улучшение качества медицинских услуг и рациональное использование целевых средств ОМС.

Но на деле в законе нет и юридического определения понятия "дефект медицинской помощи". "Стандарты оказания медпомощи не могут быть инструментом контроля ее качества, - не согласен заместитель директора Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава России профессор Фарит Кадыров. - Критерии - это своевременность оказания помощи, правильность выбора методов лечения и достигнутый положительный его результат".

Принято считать, что мы придерживаемся правил, рекомендованных Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Но в них первым пунктом значится удовлетворенность пациента качеством оказания медицинской помощи. Можете ли вы припомнить, чтобы вам хоть раз позвонили из страховой компании и спросили, довольны ли вы лечением или врачом? Вот то-то и оно. Еще одна странность: контролируют качество лечения в больницах и поликлиниках в основном страховые компании - частные коммерческие организации. Более того, они имеют право штрафовать государственные бюджетные учреждения, которыми в большинстве своем являются больницы и поликлиники. Как если бы частные тиры вдруг получили право инспектировать результаты полевых учений в регулярной армии...

"Организация экспертной работы в сфере ОМС требует дальнейшего развития нормативной базы с учетом наработанного опыта, - уверен Муравьев. - Не хватает систематической методической поддержки для экспертов качества. Низка эффективность экспертизы качества поликлинической помощи в условиях действующих способов ее оплаты и отсутствия поликлинических стандартов".

Все эти проблемы часто обсуждаются во врачебном сообществе, к примеру, на совете главных врачей столицы. Знают о них и в Московском городском фонде ОМС. Но для их решения усилий одной территории мало - это проблемы всей страны. И пока критерии оценки качества медпомощи не будут четко определены, пациентам не удастся разобраться в том, хорошо их полечили или не очень. Разве что ориентироваться на самочувствие. А это критерий далеко не всегда надежный: иной раз оно улучшается только потому, что доктор попался симпатичный.


Источник: http://www.rg.ru