Последние новости

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей


БУДЕТ ЛИ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ ПОМОЩЬ ОКАЗЫВАТЬСЯ ПО ПОТРЕБНОСТИ, РЕШИТ ФАС

duma 2d029Петербургские адвокаты обратились в ФАС с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства. Они просят признать все документы, которыми Минздрав ограничил показания для ЭКО в рамках системы обязательного медицинского страхования, противоречащими закону «О конкуренции».

При этом история с экстракорпоральным оплодотворением (ЭКО) — лишь повод, который юристы используют как пример для демонстрации неправомерного распределения видов ВМП, переданных в систему ОМС, в медицинских учреждениях частной, городской и федеральной форм собственности. Обращение с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства юристы «Адвокатской группы ОНЕГИН» объясняют попыткой предотвратить ущемление в правах пациентов на оказание разных видов ВМП, а также медучреждений городской и частной форм собственности.

12 августа Министерство здравоохранения выпустило приказ № 565н «Об утверждении перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи» — стандартный документ, который издается ведомством каждый год. Однако в этом году он обозначил начало глобального процесса по переводу высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), оказывающейся преимущественно в федеральных медицинских учреждениях, на страховые рельсы. А значит, ее можно будет получить в клинике любой формы собственности (государственной и частной), работающей в системе ОМС.

С 2014 года 19 видов дорогостоящей медицинской помощи и методов лечения будут переведены из высокотехнологичной в специализированную, их оплата ложится на территориальные фонды обязательного медицинского страхования (ОМС): 

  1. Абдоминальная хирургия
  2. Акушерство и гинекология
  3. Гастроэнтерология
  4. Гематология
  5. Дерматология
  6. Нейрохирургия
  7. Неонатология
  8. Онкология
  9. Отоларингология
  10. Офтальмология
  11. Педиатрия
  12. Ревматология
  13. Сердечно-сосудистая хирургия
  14. Торакальная хирургия
  15. Травматология и ортопедия
  16. Эндопротезирование суставов конечностей
  17. Урология
  18. Челюстно-лицевая хирургия
  19. Эндокринология

Опыт перевода дорогостоящей помощи в систему ОМС у Минздрава уже есть: в программе госгарантий оказания бесплатной медицинской помощи на 2013 год экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), ранее доступное только по квотам на ВМП, должно было оказываться «по потребности», то есть по полису ОМС.

Однако уже через несколько месяцев после утверждения Программы госгарантий Министерство здравоохранения выпускает один за другим нормативные акты, существенно ограничивающие показания для выполнения процедуры ЭКО за счет средств ОМС. Так, несмотря на то, что Минздрав декларировал бесплатное преодоление всех форм бесплодия с помощью ЭКО по полису ОМС, на деле в регионы было передано только лечение бесплодия, обусловленного трубно-перитонеальным фактором. Преодоление всех других форм бесплодия с помощью вспомогательных репродуктивных технологий осталось, как и прежде, за федеральными клиниками.

Территориальный фонд ОМС Петербурга, рассчитав потребность, выделил плановые задания для петербургских клиник на 1594 цикла ЭКО. В итоге к середине октября 2013 года в Петербурге выполнены только 329 циклов, еще 214 петербурженок планируют процедуру в ближайшие месяцы. За 9,5 месяцев года в Петербурге не выполнили и половины планового задания.

ЭКО стало «первым блином» перевода ВМП в систему ОМС. Чтобы эта схема не была использована вновь, «Адвокатская группа ОНЕГИН» обратилась в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) с просьбой признать все документы, которыми Минздрав ограничил показания для ЭКО, противоречащими закону «О конкуренции».

По мнению Алексея Николаева, адвоката Адвокатской палаты Петербурга, такая же ситуация может произойти и в случае перехода в систему ОМС других видов дорогостоящей медицинской помощи.
Например, с 2014 года из средств системы ОМС будет финансироваться высокотехнологичная медицинская помощь по профилю «эндокринология», в которую входит три метода лечения:

Комбинированное лечение сосудистых осложнений сахарного диабета (нефропатии, диабетической стопы, ишемических поражений сердца и головного мозга), включая эндоваскулярные вмешательства, реконструктивные органосохраняющие пластические операции стопы, заместительную инсулиновую терапию системами постоянной подкожной инфузии, с использованием мониторирования гликемии после трансплантации почки (код 20.00.001) Комплексное лечение нарушений формирования пола (НФП), ассоциированных с хромосомными аномалиями, дефектами биосинтеза надпочечниковых и тестикулярных стероидов, овотестикулярными изменениями и рецепторной нечувствительностью, включая многокомпонентную заместительную терапию, феминизирующую или маскулинизирующую пластику наружных гениталий (код 20.00.002) Комплексное лечение тяжелых эндокринопатий, включая оперативное лечение (код 20.00.003)

По мнению петербургских юристов, нет никакой гарантии, что Минздрав не разделит (как в случае с ЭКО) эти виды помощи, «отдав» дешевые регионам, а более дорогие — федеральным клиникам, чтобы сохранить самый мощный поток денег за ними. Так, например, по профилю «эндокринология» на систему ОМС может «лечь» оплата терапевтических методов лечения эндокринных патологий, а хирургические останутся за федеральными клиниками. И это несмотря на то, что все виды медицинской помощи без какого бы то ни было ограничения должны полностью перейти на финансирование из фонда ОМС.

Впрочем, с одной стороны, все медучреждения заинтересованы в оказании дорогой медпомощи. С другой — для фонда ОМС обеспечить всех нуждающихся в ней сложно. По словам Александра Кужеля, директора Территориального фонда ОМС в Петербурге, только на оплату операций по эндопротезированию тазобедренных суставов в будущем году фонду потребуется около полумиллиарда рублей.
К концу 2012 года очереди на высокотехнологичные операции ждали около 15 тысяч петербуржцев, большинству из них требовалось именно эндопротезирование тазобедренного сустава. Поэтому сомнительно, что от перевода в систему ОМС этот вид помощи станет для петербуржцев доступнее.

В случае с ЭКО деньги, ранее выделяемые на этот вид медицинской помощи из бюджета Петербурга, полностью перешли в Территориальный фонд ОМС. Готов ли федеральный бюджет сделать то же самое, когда целый комплекс видов дорогостоящей медпомощи перейдет в систему обязательного страхования? На большую часть из них деньги из городского бюджета прежде не выделялись, а значит, бюджеты региональных фондов ОМС не смогут эти затраты компенсировать, и вынуждены будут изыскивать собственные средства. Например, по расчетам Петербургского фонда ОМС, несмотря на увеличения бюджета фонда в 2014 году, уже сейчас понятно, что новая инициатива Минздрава создаст дефицит около 1,5 миллиарда рублей. Заявлений о том, что за специализированной помощью в систему ОМС будут направлены и средства федерального бюджета, со стороны Минздрава пока не было.

Справка

Как Минздрав планомерно ограничивал показания для выполнения ЭКО по полису ОМС:

25 декабря 2012 года — письмо Минздрава №11-9/10/2-5718 «О формировании и экономическом обосновании территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2013 год и плановый период 2014 и 2015 годов» (вместе с «Методикой оценки эффективности деятельности медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных и стационарных условиях»), пунктом 11 которого предусмотрено, что «расходы на вспомогательные репродуктивные технологии (экстракорпоральное оплодотворение), не включенные в перечень видов высокотехнологичной медицинской помощи, утверждаемый Министерством здравоохранения РФ, в условиях дневного стационара, осуществляются за счет средств обязательного медицинского страхования».

29 декабря 2012 года — приказ №1629н «Об утверждении перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи». Этим приказом из состава ВМП было исключалось оказание помощи только при бесплодии, обусловленном трубно-перитонеальным фактором. Остальные виды бесплодия оставлены в составе высокотехнологичной помощи.

28 февраля 2013 года — письмо №15-4/10/2-1326, в котором содержится указание на то, что «не подлежит направлению на ЭКО в рамках оказания ВМП... за счет бюджетных ассигнования федерального бюджета пациенты с изолированным трубно-перитонеальным фактором».


Источник: http://doctorpiter.ru/

ПРИ МИНЗДРАВЕ БУДЕТ СОЗДАН КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ ПО РАЗВИТИЮ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА

До конца года должен быть принят разработанный Министерством экономического развития рамочный закон о государственно-частного партнерства (ГЧП), после чего Минздрав планирует разработать в рамках этого закона подзаконные нормативные акты, регламентирующие аспекты ГЧП в сфере здравоохранения. Об этом сообщил зам. министра здравоохранения РФ Сергей Краевой 17 октября на пресс-брифинге.

«Закон предусматривает, что государство будет делать заказ на количество, качество и периодичность оказания определенного вида услуг и утверждать тариф на эти услуги. Затем оно заключает долгосрочный контракт с исполнителем. При этом будет проверяться только качество, количество, своевременность выполнения услуг по заданному тарифу, - сообщил Сергей Краевой. Государственно-частное партнерство – это ответственность государства как заказчика и бизнеса как исполнителя».

Сергей Краевой также заявил о создании Минздравом Координационного совета по развитию государственно-частного партнерства, который возглавит глава ведомства Вероника Скворцова. В него войдут представители субъектов федерации, бизнеса, пациентских сообществ, юристы и экономисты. Координационный совет позволит инвесторам обсудить свои предложения для разработки наиболее эффективно действующего закона, регулирующего ГЧП в сфере здравоохранения.

«Как показывает мировая практика, совместная работа государства и бизнеса и в системе обязательного медицинского страхования, и в проектах по модернизации системы здравоохранения на основе государственно-частного партнерства более эффективна, чем в тех случаях, когда система здравоохранения находится исключительно в ведении государства. В России интеграция частных инвесторов в государственное здравоохранение только начинает развитие. Тем не менее, уже есть несколько успешных примеров, в том числе в Санкт-Петербурге. Государство готово использовать профессионализм и опыт частного сектора в развитии современных форм проектного финансирования, организации управления собственностью и хозяйственной деятельностью объектов», - подчеркнул зам. министра.


Источник: http://www.medvestnik.ru/news/pri_minzdrave_budet_sozdan_koordinacionnyy_sovet_po_razvitiyu_gosudarstvennochastnogo_partnerstva/

Министр Вероника Скворцова приняла участие в рабочей поездке Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева в Санкт-Петербург

skvortsova a35b2Вероника Скворцова провела брифинг для журналистов по программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов, сообщается на официальном сайте Минздрава России.

Министр напомнила о том, что программа государственных гарантий является основным механизмом, обеспечивающим конституционное право каждого гражданина Российской Федерации на бесплатную медицинскую помощь, поэтому всякий раз её принятие – это особенное событие.

Вероника Скворцова: «С этого года, с 2013-го, мы принимаем программу государственных гарантий на три года, а не на один год, как это было раньше. Это позволяет нам проспективно планировать программу с её ежегодной коррекцией. В этом году мы принимаем программу, которая по своему объёму существенно превышает программу этого года. С 2013 года наша работа основана на едином подушевом финансовом нормативе на каждого гражданина Российской Федерации, таким образом, с этого года мы уже работаем с солидарной системой перераспределительной. Этот подушевой норматив увеличивается на будущий год на 14%, таким образом и весь объём программы увеличивается на 14%, а в 2015 году – на 17,5% по отношению уже к следующему 2014 году. Если говорить о том, что в этом году программа составляет чуть больше 1 трлн 700 млрд, то в 2016 году она превысит уже 2 трлн 150 млрд. Таким образом, увеличение её будет на 44% по отношению к текущему, 2013 году.

Но это одна сторона дела. А важнее отметить, что в структуре программы заложены существенные изменения. Прежде всего эти изменения направлены на то, чтобы существенно повысить эффективность расходов государственных денег на здравоохранение. Для этого заложены основные векторы перераспределения объёмов медицинской помощи. Но это должно быть плавное и безболезненное для населения перераспределение, с тем чтобы выигрывало только качество медицинской помощи и никаким образом не страдала доступность медицинской помощи любых видов и сложности.

Прежде всего, намечен тренд на развитие дневных стационаров и стационарозамещающих технологий. Продолжен тренд на увеличение доли медицинской профилактики. Вы знаете, что с этого года мы стали нормировать отдельно профилактическую помощь, и это позволило нам впервые в этом году после 30-летнего перерыва вновь запустить масштабные профилактические программы и диспансеризацию взрослого и детского населения.

Мы будем по-прежнему развивать паллиативную медицинскую помощь и впервые в 2014 году вводим норматив на оказание медицинской реабилитации. Этого норматива не существовало до сих пор, и мы не могли сконцентрировать ресурсы на развитии этого направления.

Хотелось бы отметить, что не заложено огульного снижения коечного фонда и сокращения стационарной помощи, но заложены новые индикаторы оценки стационарной помощи. Мы уходим от валового показателя – койко-дня, который на протяжении десятилетий использовался, и переходим к наиболее эффективному показателю, принятому сейчас во всём мире, – это показатель по законченному случаю лечения, то есть фактически так называемый случай госпитализации.

Наши расчёты свидетельствуют о том, что такие, на первый взгляд, скажем, маленькие шаги, но в правильном направлении, позволят нам за ближайшие три года сэкономить внутри системы более 103 млрд рублей. И не просто сэкономить эти деньги, а перераспределить их на развитие медицинской реабилитации, паллиативной помощи без необходимости привлечения на эти блоки денег извне.

Важнейшим так же нововведением в программу будет внедрение новых методов оплаты медицинской помощи. Мы опять же уходим от валовых показателей – койко-день и посещение в амбулаторном звене, поскольку, по нашему анализу, койко-день – неэффективный показатель, потому что он приводит фактически к неэффективной работе койки, а посещение – показатель трудноконтролируемый. Мы столкнулись с тем, что во многих регионах страны осуществляются приписки и искусственное увеличение количества посещений. Мы не можем проконтролировать качество оказания помощи в амбулаторном звене, поэтому вводятся новые показатели, новые способы оплаты по клиникостатистическим группам в стационарном звене – и в условиях дневного стационара, и по полному случаю лечения пациента в амбулаторных условиях, так называемое обращение.

В целом мы хотели бы отметить, что вот такая планировка программы государственных гарантий, на наш взгляд, позволит существенно интенсифицировать работу системы и устранить неэффективные расходы.

И последнее, что я хотела бы отметить. Часто задаются вопросы – такая огромная страна, и совершенно ясно, что показатели работы, скажем, койки или дневного стационара не могут быть одинаковыми в мегаполисах (в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и так далее) и в сельской местности. Потому что, если эти показатели, индикаторы будут одинаковыми, это приведёт к сокращению маломощных участковых больниц, районных больниц, которые обязаны сохраняться с учётом особенностей огромной территории нашей страны и низкой плотности населения в некоторых районах. Поэтому впервые с этого года мы вводим корригирующие коэффициенты для сельской местности, которые позволяют увеличивать на специально просчитанный коэффициент потребности в стационарной помощи, в помощи в условиях дневного стационара в удалённых районах страны и сельской местности. Вот это тоже очень важное нововведение.

Я хотела бы отметить, что программа государственных гарантий была согласована всеми министерствами и ведомствами, в том числе и Министерством финансов (это очень важно, поскольку мы вместе строим стратегию финансово-экономического развития системы), и была рассмотрена на большом количестве различных общественных площадок. Мы очень рады, что постановление Правительства вчера было принято».

Отвечая на вопрос телеканала «Россия» о том, что в Белгородской области в онкологическом диспансере больным давали фальсифицированные лекарства, и какие в связи с этим Минздравом предприняты меры для исправления ситуации как в Белгородской области, так и вообще в стране, Министр сказала следующее:

«Конечно, когда случается какая-то неприятность, возникает потребность гиперболизировать ситуацию. В целом в нашей стране процент фальсификата очень низкий – 0,01% от всех лекарственных препаратов. Но я говорю именно о фальсификате, потому что есть ещё проблема контрафакта. Это другая проблема, это не фальсифицированные препараты, но препараты, незаконно использующие ту или иную торговую марку, это о другом, таких препаратов у нас несколько больше.

Россия, для того чтобы уменьшить и устранить фактически фальсификаты, явилась инициатором такой конвенции, Medicrime она называется, международная конвенция, исходно Евросоюза и Совета Европы, к которой присоединяются уже сейчас страны и американских континентов, и азиатского континента. Всемирная организация здравоохранения доверила нам это направление в связи с тем, что мы сумели в беспрецедентно короткий срок – с начала 1990-х годов и где-то до середины 2000-х годов, за 15 лет – существенно улучшить ситуацию в нашей стране. Мы все помним, какие кошмары мы в этой отрасли фармацевтической переживали в 1990-е годы, когда действительно огромная часть оборота была заполнена фальсификатом. Шаг за шагом удалось существенно почистить систему, но полностью пока изжить не удалось.

Мы в октябре 2011 года инициировали подписание этой конвенции по борьбе с фальсификатом фармацевтической и медицинской промышленности, и большинство стран присоединилось к этой конвенции, но теперь её надо ратифицировать. Для ратификации нам не хватает внутри страны определённых изменений в законодательную и нормативную базу, прежде всего в базу, касающуюся уголовных наказаний и административных правонарушений.

Дело в том, что до сих пор изготовление или запуск на рынок любого фальсификата у нас не карается нашим законодательством, и вообще нет статьи такой, по которой можно привлечь к ответственности за это нарушение. Только в том случае, если кто-то, извините, умрёт или кому-то будет нанесён очень тяжёлый вред здоровью, тогда по другой статье можно привлечь за нанесение такого вреда здоровью другого человека. А напрямую эти нормы – никаким образом нельзя за это наказать. Поэтому мы работаем сейчас очень тесно с Министерством внутренних дел прежде всего и другими силовыми ведомствами, с Министерством юстиции. Мы нашли общий язык и в ближайшее время внесём изменения. Надеемся, что, может быть, даже и в этом году, потому что всё готово, и мы сейчас выходим на второе чтение в Государственной Думе. Если это будет сделано, то ничто нам не помешает более жёстко это всё искоренять в нашей стране».


Источник: http://ria-ami.ru/news/124032

Острая нехватка врачей перешла в хроническую форму

350x650 4xIUJK5OyxMMYs5tDsC9 59e95Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова раскрыла государственную тайну: оказывается, в РФ не хватает врачей. Мы-то думали, что очереди в поликлиниках – это старая-добрая советская традиция, небольшое испытание на крепость духа перед посещением участкового целителя. Ан нет. Каждый год около 8-10% врачей покидают медицинскую отрасль. И дело тут не в деньгах – врачи, в своей массе, люди адекватные, знают, какие унылые материальные перспективы ждут их в районной поликлинике. Причина в другом: более 40 тыс. специалистов бегут не от низких зарплат, а от существующей системы здравоохранения. Врачи просто разочаровываются в своей профессии.

«Уходят оттуда, где в меньшей степени все организовано. Это терапевты и врачи общей практики. Там все очень плохо, поэтому оттуда больше всего бегут, — комментирует член Координационного Совета Государственной Думы РФ по вопросам инновационного развития медицинской и фармацевтической промышленности, директор Центра Социальной Экономики Давид Мелик-Гусейнов. — Человека защищать от выгорания – мотив. Кстати, у врачей профессиональное выгорание происходит гораздо реже и позже, чем, например, в бизнесе, где сотрудник занят рутинной, неинтересной работой. У врачебного сообщества происходит все это медленнее. Но спасает от выгорания мотивация. В бизнесе мы же мотивируем сотрудников – дополнительным образованием, социальными бонусами, а государство почему-то считает, что врачей дополнительно мотивировать необязательно. Государству наплевать на своих врачей. И никакой мотивации, кроме зарплаты, которая для врача, в принципе, 101-ая статья, нет. Врачи даже не знают, что могут претендовать на второе бесплатное высшее образование, а государство им этого не предлагает. Мало бесплатных курсов повышения квалификации. Уходят сегодня врачи среднего возраста. Не пенсионеры, которые дорабатывают до пенсии, и не молодые идеалисты, а такой средний контингент».

Есть даже портрет типичного «капитулянта». Как правило, это женщина, 38-40 лет, с двумя детьми, которая работает по накатанной и спит и видит, чтоб ее дети не поступили в мед.вуз. Она ходит по мероприятиям фарм.фирм в надежде проникнуть в их тусовку. Личную жизнь в поликлинике не устроишь, профессиональные амбиции на нуле, старики в очередях нагоняют тоску. Вот и подаются молодые врачи в активные поиски. Не работу, так хоть мужа найти. Все веселей бесконечного бумагомарательства. А именно этим сегодня врачи и занимаются. По факту, у нас даже много в стране врачей. Этот тезис разрывает сознание, особенно у тех, кто сидит в очередях в поликлинику. Но проблема не в количестве врачей, а в оптимальности их нагрузки.

«Сегодня врач занимается не своим делом. Заполняет формуляры, статистические формы, пишет истории болезни. Врач пишет, а не лечит. Именно поэтому у врачей не хватает времени на пациентов. И, кажется, что врачей не хватает. Но это ошибочное впечатление, — считает Давид Мелик-Гусейнов. — На самом деле, если взять статистику по количеству врачей на душу населения в Европе и в России, у нас один врач в среднем обслуживает около 200 человек, а в ЕС, например, в Германии и во Франции один врач приходится на 380-400 человек. Поэтому в России врачей достаточно для того, чтобы обслуживать население».
Нехватка кадров – проблема надуманная. Не в дефиците дело, а в нецелевом использовании не только средств, что уже мало кого удивляет, но и кадров. Зато о том, что Россия страдает от их непропорционального перераспределения, министры умалчивают. Зачем портить коллегам отлаженный стоматологический, гинеколого-урологический и косметологический бизнес. И не важно, что в стране некому лечить детей и ходить по домам лежачих больных. Главное, чтоб лицо лоснилось, зубы блестели и… все, что можно, работало как пламенный мотор. В общем, чтобы жизнь удалась. Особенно у работников частных клиник, которые в отличие от участковых врачей не спешат покидать теплые места. А те энтузиасты, которые из последних сил подавляют рвотный рефлекс от указов Минздрава и продолжают работать в гос.клиниках, потихоньку превращаются в секретарей. Им даже на пациента взглянуть некогда — нужно протоколировать, заполнять, обосновывать и расписывать каждый чих, каждый шаг, каждую закорючку. Бумага ведь не пациент, все стерпит.


Источник: http://nvdaily.ru/info/10350.html

Условно-бесплатно: российская медицина смотрит на запад

1280778467 doctor mani  145c9В России, как известно, медицина бесплатная для каждого гражданина вне зависимости от возраста и статуса. Надо лишь получить полис обязательного медицинского страхования (ОМС) - документ, подтверждающий право гражданина на получение медицинской помощи в рамках программы обязательного медицинского страхования и гарантирующий медицинской организации оплату медицинской помощи, оказанной застрахованному гражданину. Так что же нам дает узаконенная Конституцией бесплатная медицина? Какие медицинские услуги предусмотрены программой ОМС - ведь в самом бланке полиса обязательного медицинского страхования никакого перечня медицинских услуг не представлено.

Если говорить коротко, то можно ответить буквально одним словом: все. Практически все медицинские услуги покрываются полисом ОМС, говорит Анатолий Сандимиров, генеральный директор ООО «Страховая медицинская компания РЕСО-Мед». Исключения, по словам А. Сандимирова, составляют только услуги, не являющиеся собственно медицинскими, связанные с медпомощью лишь косвенно, например косметологические процедуры, пластические операции. Кроме того, не за счет ОМС покрывается лечение социально значимых заболеваний (туберкулез, ВИЧ, проказа и т. п.). Эти расходы напрямую финансируются из бюджета и, таким образом, тоже не являются коммерческими, если обсуждать тему в разрезе «платное-бесплатное», добавляет А. Сандимиров.

Перечень медицинских услуг содержится в базовой (федеральной) и территориальной программах государственных гарантий на оказание гражданам РФ бесплатной медицинской помощи. Федеральный документ утверждается постановлением правительства РФ, территориальный - правительством субъекта РФ.

«Каждый регион устанавливает свои нормативы сроков, объемов предоставления медицинской помощи, финансовых затрат. При формировании территориальной программы учитываются особенности половозрастного состава населения, уровень и структура заболеваемости населения, климатические и географические особенности региона, транспортная доступность медицинских организаций и прочее. Каждый регион самостоятельно решает вопрос о выделении дополнительного, сверх установленного законодательством, базового уровня средств ОМС», - рассказывает Андрей Рыжаков, заместитель генерального директора, член правления страховой группы «АльфаСтрахование».

Значит, полис ОМС покрывает и серьезные заболевания, а не только приемы в поликлиниках, анализы и диспансеризации с прививками?

Базовая и территориальные программы обязательного медицинского страхования включают неотложную, амбулаторно-поликлиническую и стационарную медицинскую помощь по всем основным специальностям, поясняет Андрей Рыжаков. В настоящее время из системы обязательного медицинского страхования исключены: СПИД и ВИЧ-инфекции, психиатрические заболевания, редкие орфанные заболевания, а также заболевания, передающиеся половым путем, - их лечение финансируется напрямую из бюджетов разных уровней. Из бюджетных средств финансируются также методы диагностики и лечения, включенные в соответствии с приказом МЗ РФ в перечень видов «высокотехнологичной помощи», отмечает А. Рыжаков. С 2015 года «высокотехнологичная помощь» будет финансироваться из средств обязательного медицинского страхования. В настоящее время получение подобных услуг гражданами регулируется специальными квотами, механизм получения которых закреплен нормативно-законодательной базой.

Значит, каждый россиянин фактически имеет право на все необходимые для поддержания и восстановления здоровья медицинские услуги. Но почему же тогда многие граждане предпочитают приобретать полисы ДМС и платить за них довольно кругленькие суммы?

Не секрет, что в обычных городских поликлиниках мы порой больше тратим нервы, чем восстанавливаем здоровье. Речь идет прежде всего о системе приема населения. Нас призывают проходить ежегодное профилактическое обследование, дабы избежать серьезных проблем со здоровьем. Но вот одно воспоминание о том, какую очередь нужно выстоять в поликлинике, чтобы сдать кровь на анализ, начисто отбивает охоту идти туда. А попасть на прием к лечащему врачу! Если не дай Бог талона не будет на ближайшую неделю - там, глядишь, и надобность в походе к врачу отпадет сама собой. И тогда мы вспоминаем о платных услугах, где и персонал должен быть повежливее, и услуги качественнее, и врачи авторитетнее. И за такой визит к врачу мы готовы выложить кругленькую сумму за полис ДМС – главное, чтобы врач действительно помог. Но есть ли гарантии того, что, купив страховку, мы получим более качественное лечение, чем при бесплатной услуге по программе ОМС? Может, стоит перейти на платную медицину, как это принято в большинстве развитых стран Запада?

Целесообразен ли переход российского здравоохранения на платную основу? Улучшит ли это качество российских медицинских услуг?

«Перевод системы ОМС полностью на платную основу противоречит Конституции РФ, а также это будет очень непопулярным и недружественным шагом по отношению ко всем гражданам РФ. Но за работу медицинских учреждений должен кто-то платить. В одних случаях это граждане, в других - государство или страховые компании. Российское здравоохранение не исключение, оно бесплатно только для граждан. Государство и система обязательного медицинского страхования платит за каждого больного, за каждую услугу. Наверное, более правильно говорить о рыночной оплате медицинских услуг. Теоретически увеличение денежного потока должно улучшить материально-техническую базу медицинских учреждений, рыночные тарифы должны создать конкуренцию, в результате в борьбе за пациента должно улучшаться качество медицинских услуг. В настоящее время правительство постепенно приближает тарифы ОМС к рыночным ценам на медицинскую помощь, однако существенного улучшения качества пока незаметно. Данный вопрос сложный, и практический ответ на него мы увидим через несколько лет. Выход, на мой взгляд, не в простом увеличении стоимости услуг, а в эффективном управлении деньгами ОМС», - раскрывает свою позицию заместитель генерального директора, член правления страховой группы «АльфаСтрахование» Андрей Рыжаков.

«Платная составляющая в российском здравоохранении достаточно велика, поэтому ее нужно не столько увеличивать, сколько трансформировать, переводить большой теневой сектор медуслуг в легальное поле», - высказывает свою точку зрения генеральный директор ООО «Страховая медицинская компания РЕСО-Мед» Анатолий Сандимиров. «Что касается того, приведет ли это к росту качества услуг, – к сожалению, объем финансирования и качество напрямую здесь не связаны», - отмечает эксперт.

Тогда как улучшить качество нашего здравоохранения, как добиться того, чтобы наши люди - жители России - проживали свою жизнь в добром здравии и умирали от старости, а не от мучительных недугов? Как сделать так, чтобы и пациенты были рады встрече с врачами, и доктора добросовестно и дружелюбно, а главное - с высоким уровнем профессионализма выполняли свой долг, получая за труд адекватную заработную плату? Чей опыт мы могли бы перенять? В какой стране добились лучших результатов в системе здравоохранения?

Оптимальная система, по мнению Анатолия Сандимирова, всегда та, в которой государство и граждане способны профинансировать и обеспечить в стране необходимый уровень медицинской помощи. «На мой взгляд, достаточно сбалансированы интересы граждан и государства в голландской модели обязательного медстрахования».

На сегодняшний день практически все страны ориентируются на успешный и наиболее передовой опыт Голландии – страны, которая провела существенную реформу обязательного медицинского страхования в 2006 году, соглашается Андрей Рыжаков. «Голландия использовала в системе ОМС классические страховые принципы. Введение таких принципов должно стать следующим этапом реформирования и российской системы ОМС. Страховые компании в России выполняют целый ряд важнейших функций в системе ОМС, но им до сих пор не передана одна из основных функций страхования – функция несения рисков, благодаря которой страховщик управляет клиентскими деньгами. Он может делать это эффективно, создавая высокое качество услуги, предоставляемой клиенту, и зарабатывать на этом, либо - неэффективно, а значит, нести убытки и в результате уйти с рынка. С введением классических страховых принципов у страховых компаний появится гораздо больше мотиваций. Также это станет важнейшим сдерживающим фактором для роста расходов на здравоохранение: сейчас органы, финансирующие систему, сами себя же контролируют, с введением классических страховых принципов появится независимый эксперт», - резюмирует Андрей Рыжаков.


Источник: http://lf.rbc.ru/recommendation/finance/2013/10/18/231880.shtml