Последние новости

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей


Россияне хотят платить за медицину официально

1280778467 doctor mani  145c9Здравоохранение остается одной из самых острых социальных тем. Как сообщает ежедневная электронная газета Утро.ру, увеличивается число россиян, которые остаются недовольны предоставляемыми им медицинскими услугами. Многие готовы доплачивать к полису ОМС, чтобы получать действительно качественную медицинскую помощь. Как правило, речь идет о частных медицинских клиниках, а не государственных медицинских учреждениях.

В настоящее время все больше наших соотечественников выбирают для лечения зарубежные клиники. Аналитики оценивают зарубежные траты россиян на медицинские услуги примерно в 1 млрд. долларов. Увы, далеко не все жители России имеют возможность, чтобы поправить собственное здоровье в Израиле, Германии, США или других странах с развитой медициной. Многим приходится лечиться дома, а вопрос о качестве предоставляемых медицинских услуг с каждым днем становится все острее. Например, может ли кто-нибудь представить себе, что в самой обычной городской больнице будет осуществляться должным образом уход за больными? Вопрос, думается, риторический.

Зато, если поручить уход за больными ведущей патронажной службе Москвы, то можно быть совершенно спокойным за судьбу своих болеющих родственников. Вы можете выбрать сиделку с почасовой оплатой или с проживанием и получить полноценное патронажное обслуживание на весь срок действия договора.

Да, эта услуга осуществляется за деньги. Но разница в том, что патронажная служба заранее объявляет свои расценки за уход за больными, а в больницах родственникам больных приходится решать вопросы организации должного ухода, раздавая щедрые взятки. Когда-то говорилось о том, что коррупция исчезнет, как только врачам повысят заработную плату. Заработные платы у медиков выросли, но тут же выросли и размеры взяток за качественное медицинское обслуживание. Когда и как изменится общая ситуация, как всегда никому неизвестно. Россияне, между тем, готовы платить за качественную медицину, только они хотят это делать совершенно официально.


Источник:  http://europe-today.ru/2013/07/rossiyane-xotyat-platit-za-medicinu-oficialno/

 

Почему страховщики, врачи и пациенты — против закона об обязательном страховании пациентов

3084009 81e13Законопроектом «Об обязательном страховании пациентов при оказании медицинской помощи» оказались недовольны все: страховщики, врачи и пациенты. Почему? На этот вопрос «Доктор Питер» попросил ответить председателя комитета по медицинскому страхованию Союза страховщиков Петербурга и Северо-Запада Алексея Кузнецова.

Из проекта закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» в окончательном варианте определение «врачебной ошибки» исчезло. Оно появилось в представленном Минздравом на обсуждение новом законопроекте «Об обязательном страховании пациентов при оказании медицинской помощи» фактически в том же виде: «Врачебная ошибка – действие либо бездействие медицинской организации, а равно действие либо бездействие ее медицинского работника, повлекшее, независимо от вины медицинской организации и ее медицинского работника, причинение вреда жизни и здоровью пациента при оказании ему медицинской помощи».

А в рамках обязательного страхования пациента, предложенного законом, страховым случаем должно считаться «причинение вреда жизни и здоровью застрахованного лица (застрахованных лиц) при оказании медицинской помощи, выразившееся в смерти пациента (пациентов) или ухудшении его (их) здоровья, повлекшем за собой установление инвалидности, вследствие врачебной ошибки при оказании медицинской помощи и при наличии причинно-следственной связи между наступившим событием и процессом оказания медицинской помощи либо бездействие медицинской организации или ее медицинского работника, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату». По проекту, если в результате врачебной ошибки пациент умер, размер страховой выплаты составит 2 млн рублей, если стал инвалидом — от 0,5 до 1,5 млн рублей (в зависимости от группы). Никакие другие последствия причиненного вреда страхованию не подлежат. Многие нормы, предложенные проектом закона, вызывают вопросы у заинтересованных в нем участников.

- Алексей Николаевич, почему закон говорит о защите прав пациента, а страхуются медицинские учреждения?

- Потому что защищает он, скорее, медицинское учреждение. На моей памяти это уже третий законопроект, с помощью которого предпринимаются попытки застраховать ответственность врача и медицинского учреждения от расходов по искам за причинение вреда здоровью в результате врачебной ошибки. С одной стороны, за его основу был взят проект 2010 года, который создавался для страхования ответственности при осуществлении медицинской деятельности, с другой стороны, этот же законопроект по сути является калькой добровольного страхования от несчастных случаев и болезни, его просто сделали обязательным для медицинских учреждений. Получился изобретенный в России вид медицинского страхования, которое таковым не является с точки зрения страхования медицинской деятельности.

Разница между добровольным и обязательным страхованием — в том, что страхуется не пациент, а учреждение. Как раньше, сначала применялось обязательное страхование пассажиров от несчастных случаев, смысл которого заключался в том, что каждый пассажир обязан был сам себя страховать (билет нельзя было купить без страховки). Потом, как и во всем мире, пришли к тому, что не пассажир страхуется, а перевозчик страхует свою ответственность перед пассажирами. Фактически этот вид страхования аналогичен предложенному обязательному страхованию пациентов: свою ответственность перед пациентом страхует медицинское учреждение, так же, как и перевозчик.

- В случае с медицинским страхованием получается иначе: министр Вероника Скворцова заявила, что страхование будет погружено в систему ОМС, значит, страховка входит в тариф на оказание медицинской помощи по ОМС. Фонд ОМС формируется из налогов этих самых пациентов.

- Значит, мы сами же и будем оплачивать страхование ответственность врачей и медицинских учреждений.

- Может, отсюда и название закона - «Об обязательном страховании пациентов при оказании медицинской помощи», а не о страховании ответственности медицинских учреждений? Как «лазейка», для использования в этих целях средств фонда, которые, по закону, могут быть направлены только на лечение граждан и организацию процесса лечения. Или это название — очередное заигрывание с пациентами?

- Трудно сказать. Даже страховщики, которые изначально его лоббировали, недоумевают по этому поводу. Им не совсем понятно, что это за вид страхования, непонятна система отчисления средств в резервы. А главное - непонятно насколько такая система оправдана.

- С учетом того, что выплаты за смерть пациента и за инвалидность будут погружены в систему ОМС, ни одно учреждение не сможет избежать участия в этом страховании. Учитывая сложности с доказательством причинно-следственной связи между оказанием медицинской помощи и наступлением страхового случая, разница между расходами и доходами страховых компаний очевидна – она в пользу доходов. Страховым компаниям такой вид страхования должен понравиться.

- Неизвестно, какой будет обращаемость по страховым случаям — примут закон, шлюз откроется, и не факт, что доходы страховых организаций превысят расходы. Другое дело, что выяснять наличие или отсутствие врачебной ошибки, как сказано в законопроекте, будет комиссия, работающая на общественных началах - это для меня и моих коллег загадка. Вы представляете, сколько пациентов в Петербурге становятся инвалидами и умирают, по разным причинам? Как каждый день по несколько заявлений будут рассматривать на общественных началах? Это исключительно профессиональная экспертная деятельность, которая требует соответствующей подготовки. Если этого не будет, то у пациентов и их родственников единственным способом добиться справедливость, как и прежде, остается обращение в суд.

- Проектом этого закона недовольны все: страховщики, медики, пациенты. Почему?

- Лично я недоволен тем, что наша компания участвовать в этом страховании не сможет. По проекту, к участию в обязательном страховании допускаются страховые компании с уставным капиталом — 0,5 млрд рублей и представительствами в 75% регионов России. То есть региональные компании из этой истории автоматически выпадают. Хотя непонятно, зачем иметь представительства в 75% регионов, если страхуется не пациент, который может выехать за пределы региона, а медицинское учреждение? Такое условие оправдано для автострахования – застрахованный может уехать на своей машине в любой регион страны. Но куда уедет больница? Думаю, что это ограничение продиктовано интересами крупного страхового бизнеса.

Страховые компании недоумевают, в том числе и потому, что страхование профессиональной ответственности почему-то превратилось в страхование от несчастных случаев и болезни, страхователем при этом является больница, а выплаты предполагаются только по потере трудоспособности и смерти, хотя ущерб, причиненный пациенту этими трагическими исходами, не ограничивается. Пациент может получить менее судьбоносные проблемы из-за врачебной ошибки и потратит огромные деньги, чтобы ее исправить, возможно, даже за границей. То есть, если речь идет о профессиональной ответственности, то страховаться должен любой ущерб, причиненный пациенту

- Это и есть причина недовольства проектом со стороны пациентов?

- С одной стороны, для пациента – такой закон лучше, чем никакого. Появляется относительно упрощенная, формализованная сумма выплаты, которая производится без судебного разбирательства. С другой, да, остается открытым вопрос о некачественно оказанной помощи, которая привела к ухудшению состояния здоровья и дополнительным расходам на лечение, то есть пациент в связи с лечением понес моральный и материальный ущерб. Получается, если пациент не умер и не стал инвалидом, чтобы доказать, что врач или медицинское учреждение своими действиями причинили ему вред, он должен воспользоваться прежней — судебной процедурой.

- Казалось бы, с медицинских организаций и врачей снимается груз материальной ответственности, но они тоже недовольны.

- Думаю, что врачи недовольны «игрой в одни ворота» - проект закона, созданный «в целях защиты прав пациентов от врачебной ошибки при оказании медицинской организацией медицинской помощи» есть, а обещанного закона о страховании ответственности нет. Руководители медицинских учреждений тоже не рады: им придется платить страховые взносы. Хотя, может быть, им и понравится эта система, если раньше они платили много по судебным искам, потому что страхованием решается проблема компенсации в явных случаях врачебной ошибки, которая привела к смерти пациента или к инвалидности: выплаты по суду всегда неожиданны, на них нужно изыскивать средства.
Тем более что в этом виде страхования есть зависимость стоимости страховки от степени риска используемых в клинике медицинских вмешательств: для поликлиник она меньше, стационаров экстренной помощи – больше.

- Расставание с деньгами никого не радует. Нет ли опасений в том, что из-за материальной ответственности, в ситуации, когда есть хоть мизерный шанс спасти пациента, его вообще не станут класть на операционный стол. Сегодня в условиях, когда врачей вообще склонны обвинять во всех грехах, пациенты рискуют оказаться без их помощи вовсе.

- Наоборот, врач должен бояться НЕ спасти пациента, а врачебная ошибка - часть его профессионального риска. Чего больше всего боятся водители, когда садятся за руль? Сесть в тюрьму, если они кого-то собьют. Чтобы не бояться, надо либо не садиться за руль, либо неукоснительно соблюдать ПДД. Если вы уронили случайно кому-то на голову кирпич с балкона, нечаянно толкнув его, вы виноваты? Да, виноваты в смерти человека.
Естественно, врачи будут сопротивляться любому давлению. В Чикаго на Мичиган-авеню я видел социальную рекламу: «Let,s doctors stay in the state» - «Оставьте врачей в штате». В штате Иллинойс страховые компании платят большие деньги по искам пациентов и соответственно увеличивают страховые взносы для врачей и клиник. Тарифы на страховку стали для врачей неподъемными, и они начали уезжать из этого штата. Американские пациенты любят своих врачей, ходят к ним с удовольствием и не говорят, как наши пациенты, что доктора ничего не знают. Как раз наоборот, врачам верят беспрекословно, но при этом, если врач ошибся, ему эта ошибка с рук не сойдет. То есть любят-то они их любят, но недолюбливают, как впрочем, и юристов, за их большие заработки, поэтому и судятся с ними при каждом удобном поводе. У наших врачей больших заработков нет, а если они, действительно будут высокими, как обещает правительство к 2018 году, то тут уже пациентов с исками не остановишь.

- Минздрав, заигрывая с пациентами, рискует лишиться врачей, которые и без того уже боятся (не любят) пациентов. Все усугубится, если их затаскают по судам, как в Америке.

- Не надо на зеркало пенять. В советские времена наши врачи испортили себе имидж равнодушным отношением к пациентам, в наше время – рваческим. А чем больше будет судов по поводу врачебных ошибок, тем больше врачей будут озабочены качеством своей работы, и больше будет требоваться страхование ответственности не только обязательное, но и добровольное.

Если закон примут в таком виде, то не умершие и не получившие инвалидность пациенты все равно пойдут в суды с исками о причинении вреда здоровью. И когда суд будет выносить решения в пользу пациента, медицинская организация все равно вынуждена будет выплачивать ему компенсацию. В большинстве случаев суды стоят на стороне пациента, и если кто-то сильно захочет, докажет наличие врачебной ошибки. И тут, думаю, произойдет то же, что и в автостраховании: когда не было ОСАГО, КАСКО развивалось кое-как. Появилось ОСАГО - и КАСКО пошло. Возможно, вслед за обязательным страхованием начнет активнее развиваться добровольное страхование медицинской ответственности, которое сейчас слабо развито.


Источник:  http://doctorpiter.ru/articles/6966/

 

Куда идет отечественное здравоохранение?

2 35 4d274По данным «Левада-центра», лишь 15% россиян довольны отечественным здравоохранением. А наш политический истеблишмент утверждает, что со зравоохранием в России все не так плохо. Просто народ по своей дремучести и лени не верит врачу и не хочет к нему идти. Значит, надо заставить! Запретив безрецептурный отпуск лекарств в аптеках, например. К тому же, врачи слишком загружены бумажной работой и мало получают. Поэтому если их подсократить и вооружить компьютером, все наладится само собой. Однако так ли это? Куда на самом деле ведут наше здравоохранение идущие ныне реформы?

Упование на компьютер

На практике все, не прикрепленные к спецполиклиникам, обслуживающим чиновников и депутатов, прекрасно знают, что попасть к доктору становится все сложнее и сложнее. Ну а к специалисту пробиться может только очень здоровый или феноменально настойчивый и терпеливый человек. Ситуацию пытаются исправить на законодательном уровне. Чаще всего говорят о необходимости «модернизировать» и «информатизировать», как будто компьютеризация и депутатские заклинания спрособны в корне изменить ситуацию.

По мнению Председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Сергея Калашникова, основной источник проблем – нормативы и медкарты. Именно из-за них доктор не обращает внимания на пациента. Участковый терапевт не имеет права принимать больного дольше 15 минут. Десять минут из пятнадцати врач заполняет карту и прочие документы. Оставшиеся пять минут – говорит с больным, осматривает его, дает рекомендации по лечению. А за дверью кабинета ждет очередь.

Ассоциация развития медицинских информационных технологий и Совет Федерации предложили свой вариант решения проблемы. Они уверены: бумажную медицинскую документацию должен полностью заменить компьютер. Тогда врачи смогут заниматься пациентам – а не бегать по всей поликлинике в поисках потерявшихся медкарт. Как только здравоохранение будет полностью информатизировано – люди станут доверять ему.
Правда, если внимательно прочесть План приоритетных действий по информатизации здравоохранения в РФ, оптимизма станет меньше. Единая государственная информационная система здравоохранения, которую планируют создать сенаторы и эксперты, станет первым шагом к тотальному контролю над каждым россиянином. Врачам она, может быть, и поможет, но…

Программы, которые позволяют доктору «одним кликом мышки» вносит в историю болезни сведения о состоянии пациента, действительно помогают многим медикам. Если государство разрешит сохранить их – информатизация пойдет на пользу здравоохранению. Но пока что планируется, чтобы все врачи во всей России стали работать с одной программой. Среди проектов информационной системы, обязательной для всех врачей РФ, очень мало качественных и удобных. Как только общая медицинская инфосистема заработает, докторам придется готовиться к проверкам. В поликлиники и стационары придут сотрудники федеральной службы мониторинга оснащенности медицинских организаций. За активную (и недостаточно активную) работу с компьютерами медиков ожидает система поощрений и штрафных санкций.

А тех, кого медики лечат, ждет другой «приятный сюрприз» – Единый национальный идентификатор пациентов. Авторы проекта уверены: идентификатор – вещь очень важная и очень нужная. Тем более что подобные системы уже действуют в ряде европейских стран. Суть идентификатора в том, что каждому человеку присваивают личный номер – к которому прикрепляется вся медицинская информация. Гражданин переехал в другой город? Сведения о его здоровье «переедут» вместе с ним. И доберутся до места назначения быстрее, чем сам человек.

В дальнейшем к личному номеру пациента хотят прикрепить все сведения о гражданине. Медицинский идентификатор превратиться в общегосударственное досье – в котором отразится вся история жизни пациента. К данным о заболеваниях добавятся данные о местах работы, отдыха, лечения, доходах и налоговых взносах, наградах и административных штрафах. А работодателям больше не понадобятся резюме кандидатов на должность. Зачем, если можно и через интернет узнать о претенденте на вакансию практически всё?

Бумажные медкарты тем временем хотят отменить. Электронным медицинским картам планируют присвоить полноценный юридический статус – чтобы они имели силу и в поликлинике, и в суде. Сенаторы просят Минздрав принять меры, чтобы избавить поликлиники от бумажных карточек. Они надеются: как только врач перестанет возиться с картами и бланками – его отношение к больному тут же изменится. Но так ли это? Вне сферы внимания остается подход, при котором зарплата врача зависит от количества пациентов, попавших к нему на прием – а вовсе не от качества лечения. Современное здравоохранение нацелено не на здоровье, а на показатели. Если по-прежнему не обращать внимания на то, как организован сам процесс лечения, результаты останутся теми же. Даже при самых современных компьютерах.

Национальный идентификатор пациентов, который стремится «дорасти» до общегосударственной системы досье на каждого россиянина, вряд ли поможет медикам. Впрочем, здоровье граждан вряд ли является его главной целью. Персональные коды нужны не для лечения, а для контроля. А контроль в полицейском государстве, как известно, стремится стать тотальным. Не даром прокуратура уже добивается права отменить для себя врачебную тайну, подобно банковской.

Плоды медицинской централизации

Есть у медицинской реформы и другая важная сторона – модернизация. Модернизируют не только оборудование, но и саму систему помощи больному. В Москве в 2012 году началась реформа, известная как модернизация амбулаторно-поликлинического звена. Она иллюстрирует то, что должно произойти во всей России – и уже происходит в регионах. Старые поликлиники и стационары должны заменить многопрофильные суперсовременные центры, где будет все: от врача редкой специальности до томографа, выпущенного в США месяц назад. Такие центры назвали амбулаторно-поликлиническими объединениями. Москвичи все чаще воспринимают реформу как слухи о закрытии больниц. А те, кто попадает к врачу, замечают: докторов реально стало меньше…

Дело в том, что медцентры создаются на базе старых клиник. 5-6 медучреждений, находящихся относительно недалеко друг от друга, просто объединяют. С юридической точки зрения. От контроля штатной численности медиков законодатель отказался. Сколько будет врачей в учреждении – решать главврачу. Вот доктора и сокращаются. А в больницах (например, в Остроумовской, присоединенной к ГКБ имени Короленко) сокращается число мест в стационарах. Иногда закрывают целые отделения. Даже депутаты уже мрачно шутят, что от модернизации была большая польза – она показала, что происходит, когда огромные деньги направляют не по назначению…

Строят федеральные перинатальные центры – закрывают сельские роддома. Роженицам предлагают ехать в крупные города – где всего-то за сто километров от дома обязательно окажут медицинскую помощь. Но в "суперсовременных учреждениях" банально не хватает мест. В городе Мышкин горько улыбаются: теперь у нас могут рожать только наши мыши…

Так происходит во всех медицинских сферах: федеральные учреждения строят, районные – закрывают. Медицинская помощь все больше отдаляется от пациента. Скоро за ней надо будет ездить, как в столицу за колбасой в поздний советский период.

Бесплатным будет только терапевт, у которого на вас останется пять минут

Кстати, а откуда деньги на модернизацию? Реформу здравоохранения профинансируют сами российские граждане. В полном соответствии с законом.
С января 2013 года медицинская помощь в России уже фактически стала платной. В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 1006 от 4 октября 2012 «Об утверждении правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг» гражданин должен платить за «самостоятельное обращение» за помощью. А это любой поход к врачу-специалисту без направления от терапевта. «Постановление фактически означает платность любого лечения. Ожидаю социального взрыва. Только представьте себе: люди приходят в поликлиники, а им говорят – вот касса, или сидите в очереди к терапевту, а терапевты-то с этим справятся?» – говорит Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский.

Еще одно достижение финансовой части реформы здравоохранения: в соответствии с тем же Постановлением Правительства от 4 октября 2012 года медучреждение вправе брать деньги, если человек лечится «на иных условиях», чем предусмотрено в государственных, территориальных или целевых программах лечения. Стоит доктору немного отклониться от утвержденного Минздравом стандарта медицинской помощи – и пациент тут же «имеет право» оплатить лечение.

В сферу влияния финансовой реформы попала даже «скорая». С 2013 года она финансируется системой ОМС. За помощь гражданину, предъявившему бригаде «03» страховой полис, заплатит государство. За помощь человеку без полиса – региональный бюджет, если у него хватит ресурсов. В рамках модернизации в Москве хотели организовать платные VIP-бригады «скорой помощи» – способные приезжать к пациенту быстрее, чем обыкновенная «скорая», и оказывать «дополнительные услуги на дому». После январского обсуждения в прессе тему VIP-скорой больше не поднимали. Прозвучали лишь пояснения: платные бригады могут начать работать в системе добровольного медстрахования…

Медпомощь становится платной – а врачей становится меньше. Как только объединяются поликлиники – увольняются доктора. Оставшимся врачам приходится принимать не по 15, а по 60 человек в день. Правда, за лечение им заплатят больше – но это уже никак не скажется на качестве работы перегруженных медиков. О какой профессиональной помощи может идти речь, если на каждого из 60 пациентов выделено по 5 минут? Если только сунуть каждому приходящему по пачке арбидола на все случаи жизни...

Главный смысл реформы - переход на платное здравоохранение

Главной целью реформы здравоохранения объявили качество медицинской помощи. И модернизация, и информатизация должны «разгрузить» врачей и улучшить их работу. Но пока сбываются лишь прогнозы относительно Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан». Еще в 2011 году эксперты предупреждали: «право гражданина» заплатить за медицинскую помощь и деление помощи врача на «обязательную» и «дополнительную» приведут лишь к одному – медицина станет платной. Правда, никто не предполагал, что Правительство издаст Постановление, в котором обяжет людей платить за посещение любого врача, не являющегося терапевтом. Люди считали: плату за лечение будут требовать лишь периодические – ссылаясь на расплывчатые формулировки закона.

Но реальные результаты реформы будут другими. Единый национальный идентификатор пациентов станет первым шагом к тотальному контролю за гражданами. За медицинскими данными последуют финансовые, пенсионные, семейные… То, что позиционировалось как благо для пациента, станет для него серьезной опасностью. Врач будет видеть сведения о вкладах и кредитах, работодатель – о заболеваниях и штрафах ГИБДД. Комфортно ли будет человеку жить в таких условиях – и будет ли он в безопасности?

Что касается модернизации, то расходы на ремонт больниц и обновление оборудования в них практически полностью переложили на плечи граждан. Кому-то перекрыт доступ к лечению: в трудной жизненной ситуации о кардиологе и гастроэнтерологе придется забыть. Что не прибавит ни здоровья, ни сил для решения проблем. Если медицинские учреждения станут придерживаться «буквы закона», подавляющее большинство визитов к врачу станут платными. Единый национальный идентификатор не защитит пациентов – и не поможет отстоять их право на жизнь и здоровье. А модернизация пока что касается лишь формы здравоохранения. В ущерб его содержанию.

В центре внимания реформаторов – стены, аппаратура и финансы, «за кадром» - человек. Пациент и врач. Похоже, они вообще сейчас никому уже не интересны. Но бесконечно так продолжаться тоже не может. Значит, настоящие реформы еще впереди.


Источник:  http://argumentiru.com/society/2013/07/268380

 

Клиник много, а лечиться где?

big 1125746 e1211Казалось бы, если каждый месяц открываются новые частные клиники, врачебные кабинеты или государственные больницы оснащаются новейшим оборудованием, то мы-то все здоровее должны быть. Ан нет, судя даже по официальной статистике, со здоровьем у большинства есть проблемы. Почему?

Александр Иудин
Профессор, социолог

Клиника клинике рознь. Но и у частных, и у госструктур проблема одна — компетентность специалистов. Падает она. Связано это напрямую с разрушительными реформами в образовании. На глазах происходит эрозия профессиональной этики. Врачам долго не платили. Теперь платят тем, кто остался. А кто остался?.. Выход вижу только в энтузиазме старшего поколения медиков, может быть, еще хватит его на прививку человечности молодым прагматикам. Рубль рублем, но и о профессиональном долге помнить надо.


Сергей Рубан
Ресторатор

Не знаю, где находится наша поликлиника. Я деловой человек, мне время дорого. Даже медосмотры для персонала заказываю в частной клинике. Тут все решается быстро. Анализ крови — пожалуйста: медсестра домой придет, а результат пришлют по электронной почте. Выстрадал знакомство с врачом, которому доверяет вся семья вот уже пятнадцать лет. Но и в платных клиниках не хватает специалистов. Это, считаю, государственная проблема. Нужны госдотации, чтобы все население могло пользоваться их услугами.


Елена Губанова
Адвокат

Профессионал дорого стоит, но ему и деньги отдать не жалко. Мы же чувствуем, когда на нас пытаются заработать, назначая ненужные анализы. Второй раз не пойдешь, а будешь искать доктора внимательного, который бы помог. В платные клиники хожу к узким специалистам: лор, гинеколог, дантист. А в районную поликлинику — только если больничный нужен. Не устраивают очереди и полная безответственность. Хотя встречаются исключения — повезло вот с участковым педиатром.


Николай Коровин
Директор камерного музыкального театра им. В. Степанова

Наша медицина больна. В поликлинику ходят за больничным или за справкой о смерти. Очереди такие, что только пенсионеры могут высидеть. Потеряно главное — профилактика. Есть и врачи хорошие, и больницы, ту же тринадцатую взять, тридцать девятую, Семашко, ГИТО, но системы нет. Поэтому — на кого нарвешься. Мне повезло: я встретил не просто врача, а человека, которому довериться можно, который не бросит. Но ругать медицину бесполезно. Бюджеты невелики. А сколько денег — столько и песен.


Вера Волынец
Политтехнолог

Частная от государственной отличается только одним — очередей нет. В частной на анализы день потратишь, в государственной — неделю. Но работают что там, что тут нередко одни и те же врачи. По совместительству. Поэтому и качество услуги примерно одинаковое. Рухнула система профилактики и диспансеризации. К врачу люди иной раз попадают, когда уже за священником посылать надо. И рубль, рубль всем глаза застит. Будь я министром здравоохранения, за пример взяла бы Англию. Там лечат.


Владимир Зубов
Замдиректора Дзержинского политехнического института

Вроде бы рынок медицинских услуг сегодня обширен. И то есть, и другое. Плати только. Но все как у Райкина: к пуговицам претензии есть? Нет! А за результат никто не отвечает.
Бесплатная медицина хуже советской — очереди те же, а отношение к человеку — равнодушие полное! Врачей — что в платной, что в бесплатной — уже боишься. Не вызывают они ни доверия, ни уважения. Вернул бы медицину под государственное крыло. Может, и ответственность вернется.


Алексей Чкалов
Директор ООО «Центр-СБК»

Положение нашей медицины улучшается. Сказалась реализация национальных проектов и то, что частные клиники крепнут. Образовательный и демографический провал снизил уровень квалификации персонала. Нехватка специалистов ощущается. Но насыщение современным оборудованием госклиник и конкуренция частных делают свое дело. Происходит «естественный» отбор лучших, убираются «лишние» управленческие звенья. Уйдет и привычка работать на отчет.Жизнь человека станет главной ценностью.


Алексей Душкин
Руководитель Ассоциации частных медицинских центров

Частная медицина — это благо. У людей появилась возможность выбора. Качество диагностики заметно улучшилось. Цены за платные услуги в госмедицине и в частной выравниваются, и качество уже можно сравнивать. С полисом обязательного медицинского страхования теперь приходят и в ряд частных центров. Что касается этической стороны дела, то все зависит от человека, как его воспитывали и учили. А те, кто гонится за рублем, в конечном счете проиграют, люди будут выбирать только хороших докторов.


Источник:  http://birzha.ru/newspapers/birzha/offline/12884/

 

10 мифов о результатах лабораторных исследований

j0406576 05a3bМедицинский директор группы клинико-диагностических лабораторий KDL Наталия Липатова развенчает 10 самых распространенных мифов об анализах.

Миф №1 Если ничего не болит, анализы можно не сдавать

Пожалуй, это самый распространенный миф о лабораторной диагностике. Он же и самый опасный. Например, многие онкологические заболевания могут долгое время никак не проявляться. Только своевременная консультация с врачом и проведение необходимых исследований способны избавить Вас от неприятных новостей.

Миф №2 Через анализ крови можно заразиться ВИЧ-инфекцией

Если в лаборатории используется одноразовые оборудование и расходные материалы, то занести какую-либо инфекцию невозможно. Лабораторий, в которых используются многоразовое оборудование, практически не осталось.

Миф №3 Если попался плохой врач – жди дополнительных направлений на анализы

С подобным утверждением приходилось бороться, наверно, почти каждому терапевту вне зависимости от его квалификации. Пациенту надо научиться доверять своему врачу. Порой, именно дополнительные исследования играют ключевую роль в постановке диагноза и назначении лечения.

Миф №4 Результаты лабораторных исследований – «истина в последней инстанции»

К сожалению, ни одна лаборатория не может гарантировать 100% точности результатов анализов, поскольку они зависят от многих факторов, таких как самочувствие, режим питания и даже погодные условия. Мы можем лишь стремиться к тому, чтобы максимально повышать качество исследований. Именно поэтому не стоит паниковать при получении нежелательных результатов и заниматься самостоятельной трактовкой всех показателей. Только грамотный специалист, используя результаты лабораторной диагностики и других обследований, может поставить точный диагноз.

Миф №5 Если анализы в норме, то заболевания нет

В некоторых случаях при возникновении конфликта клинической картины и результатов анализов рекомендуется провести повторные исследования. Так, если говорить о серологической диагностике инфекций, то, в начальном периоде заболевания даже при наличии клинической картины результаты анализов могут быть отрицательными.

Миф №6 Лабораторная диагностика – пустая трата времени

Доказано, что лабораторные исследования дают врачу до 70% информации, необходимой для постановки диагноза. На мой взгляд, это залог не только правильного лечения, но и здоровья пациента в целом.

Миф №7 Чем меньше анализов сдает будущая мама, тем лучше для малыша

Это крайне опасное заблуждение. Лечащий врач может направить будущую маму на дополнительные анализы, которые помогут избежать многих проблем в будущем. Например, анализ на определение группы крови поможет избежать резус – конфликта, который в некоторых случаях может иметь крайне негативные последствия.

Миф №8 В поликлиниках самые точные результаты исследований, а частные центры только тянут деньги

В 90-е россияне оказались в парадоксальной ситуации: в первые десятилетия переходного периода «на рыночные отношения» было трудно найти и получить квалифицированную медицинскую помощь как за деньги в частных центрах, так и бесплатно в государственных медицинских учреждениях. Сейчас ситуация меняется, происходит переоснащение государственных учреждений, коммерческие медицинские центры привлекают к работе высококлассных специалистов и работают на высокотехнологичном оборудовании. К тому же в любом крупном государственном медицинском учреждении есть платные услуги. Поэтому каждый пациент может для себя выбрать, где ему обследоваться и лечится. Необходимо помнить одно, что для получения точной динамической картины анализы лучше сдавать в одной и той же лаборатории на одном оборудовании и реагентах.

Миф №9 Все анализы сдаются в утреннее время натощак.

На самом деле это не всегда так. Готовясь к клиническому анализу крови, действительно стоит пропустить завтрак, анализы на половые гормоны (ЛГ, ФСГ и др.) сдаются строго в утреннее время натощак. А вот взятие крови на исследование гликозилированного гемоглобина или серологическую диагностику инфекций проводится в течение дня после двух – трехчасового голодания. ПЦР исследование соскобов на урогенитальные инфекции не предусматривает ограничений по времени или связанных с приемом пищи.

Миф №10 Результаты лабораторных исследований не изменяются в течение года

Все результаты зависят от многих факторов: физического и эмоционального состояния пациента режима питания, его распорядка дня. Поэтому показатели могут меняться не только в течение года, но и в течение месяца, недели и даже дня.


Источник:  http://remedium.ru/news/detail.php?ID=57891