Последние новости



Смольный гарантирует петербуржцам в 2013 году 1 млн 600 тыс. вызовов "Скорой"

В Санкт-Петербурге на заседании городского правительства в Смольном сегодня, 11 декабря, была принята Территориальная программа государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в Санкт-Петербурге на 2013 и на плановый период 2014 и 2015 годов.

Как сообщил глава комитета по здравоохранению Смольного Валерий Колабутин, утвержденная стоимость Территориальной программы на 2013 год составит 69 млрд 72 млн рублей, в том числе за счет средств городского бюджета 25 млрд 598 млн рублей.

Колабутин отметил также, что впервые в 2013 году городской норматив оказания медпомощи в Санкт-Петербурге будет доведен до федерального норматива. В 2013 году в рамках программы в 2013 году предусмотрено 1,6 млн вызовов "Скорой", 1,9 млн амбулаторных посещений, стационарно будут пролечены 900 тыс. пациентов.

Предусмотрено также 17 000 операций по имплантации искусственного хрусталика, 7200 операций в региональных сосудистых центрах, более 250 тыс. сеансов гемодиализа.

Колабутин отметил, что в 2013 году будет продолжены разработка и внедрение медико-экономических стандартов, в частности при лечении травм с использованием металлоконструкций.

Выслушав главу комитета по здравоохранению, губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко сказал, что программу, безусловно, принимать нужно, но четко контролировать ее исполнение: "За каждым обращением в медучреждения стоят жизни людей и мы не позволим отдельным гражданам наживаться на этом".

Градоначальник поручил вице-губернатору Санкт-Петербурга Ольге Казанской контроль за исполнением программы.

 


Источник: http://www.regnum.ru

 

Врачи заплатят за спасение жизни сами

 Арбитражный суд Петербурга отказал в иске к террфонду ОМС частной клинике, специализирующейся на лечении болезней сердца. Врачи пытались выяснить, кто должен оплатить им оказание экстренной помощи пациенту, у которого случился инфаркт практически на пороге клиники. Сердечника спасли, но денег на оплату сделанного ему шунтирования у мужчины не оказалось.

В законе об основах здоровья граждан в Российской Федерации, принятом в ноябре 2011 года, статья № 11 говорит о том, что врачи не могут отказаться спасать жизнь человеку. «Медицинская помощь в экстренной форме оказывается медицинской организацией и медицинским работником гражданину безотлагательно и бесплатно. Отказ в ее оказании не допускается», - говорится в документе. В нем же есть расшифровка, что под медицинской организацией понимается любое организационно-правовое лицо, осуществляющее медицинскую деятельность на основании лицензии. Данная статья вступила в силу с января 2012 года.

В конце марта этого же года в частный медицинский центр «Кардиоклиника» обратился 44-летний мужчина, проживающий в нескольких домах от учреждения на Кузнецовской улице. Он почувствовал боли в сердце, не стал вызывать скорую, и обратился в ближайшую профильную организацию. В дверях его встретил охранник, и так как это был воскресный день, посетителю сначала было предложено подойти в рабочие часы.

Однако состояние мужчины ухудшилось: на глазах у охранника он упал, дежурные врачи клиники зафиксировали острый инфаркт. Нужно было делать срочную операцию шунтирования коронарной артерии. «Без вопросов мы оказали нужные процедуры, думать о деньгах было некогда: на кону жизнь. После оказания экстренной помощи его перевели в городскую больницу. От операции у него даже рубцов не осталось, - рассказала «Фонтанке» главврач и генеральный директор «Кардиоклиники» Надежда Алексеева. - После выздоровления зашел вопрос о том, кто будет платить. Денег у мужчины не было, и мы ему предложили судиться, чтобы создать первый прецедент, когда за экстренную помощь государство заплатило бы частной клинике».

Был подан иск в арбитражный суд Петербурга с взысканием 180 тысяч рублей с территориального фонда ОМС. Иск спустя несколько месяцев отклонили. В решении суда говорится, что Александр Лапкин, которому была оказана высокотехнологичная медицинская помощь, не был застрахован в системе обязательного медицинского страхования. При этом, согласно закону «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», финансовое обеспечение высокотехнологичной медицинской помощи осуществляется за счет средств ОМС только с 1 января 2015 года.

«В настоящее время Территориальным фондом ОМС финансируется оказание отдельных видов высокотехнологичной помощи за счет средств, передаваемых из бюджета Санкт-Петербурга», - говорится в отзыве террфонда ОМС, к которому и подала иск «Кардиоклиника» совместно с бывшим пациентом. Кроме того, данный вид помощи оказывается медицинскими организациями, которым решением комиссии по разработке территориальной программы ОМС в Санкт-Петербурге установлены специальные денежные объемы на оказание таких услуг. Как следует из документов, ЗАО «Кардиоклиника» включено в реестр медицинских организаций, осуществляющих данную деятельность в сфере ОМС, однако лишь на оказание консультационных и амбулаторных услуг.

Что же касается закона об охране здоровья граждан, в котором не оговаривается, должно ли быть лицо застраховано в системе ОМС, то его территориальный фонд, а вместе с ним и суд, разбирают следующим образом: «Федеральный закон гарантирует оказание бесплатной скорой специализированной медицинской помощи медицинскими организациями только государственной и муниципальной систем здравоохранения. Что касается частных медицинских организаций, то расходы, связанные с оказанием гражданам бесплатной медицинской помощи в экстренной форме, подлежат возмещению в порядке и в размерах, установленных программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, - говорится в документах. - В настоящее время данный порядок программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2012 год, утвержденной постановлением правительства РФ, не установлен».

По мнению адвоката Александра Голованова, данная ситуация слишком запутана: нужно разбираться, почему мужчина не был застрахован, а также проводить экспертизу оказанной ему помощи. Однако любое медучреждение не вправе отказать больному в оказании экстренной помощи, наказание за подобное действие есть в УК РФ — статья оставление в опасности.

По мнению адвоката, если одно государственное учреждение перекладывает ответственность на другое, в данном случае — на правительство РФ, то судиться нужно и с ним тоже. «Отсутствие нормы не является освобождением от обязательств. Социальную функцию государства еще никто не отменял. Не оставлять же клиникам больных на порогах?»- считает Голованов. По его словам, в данной ситуации многое зависит от компетентности юристов, ситуация может носить системный характер, и государство, если оно не обеспечило необходимую помощь, должно ответить.

«Если бы данный гражданин вызвал скорую медицинскую помощь, его отвезли бы в учреждение, где делают экстренные операции, тогда вопросов об оплате не возникло», - объясняют страховые агенты.


Источник: http://www.fontanka.ru

 

Не лечить, а зарабатывать

Государство начинает передавать клиники в концессию. Без установления адекватных тарифов в здравоохранении и улучшения законодательной базы это может привести к сокращению госрасходов на медицину и уменьшению доли бесплатных медуслуг.

Правительство Москвы ищет частных инвесторов для 63-й городской больницы. Чиновники объявили конкурс на заключение концессионного соглашения на право реконструкции и предоставления медицинских услуг одним из старейших в столице лечебно-профилактических учреждений. 63-я больница на улице Дурова давно нуждается в реконструкции, изношенность ее фондов — более 80 процентов. Власти Москвы решили перепрофилировать больницу в высокотехнологичный лечебно-диагностический центр с позитронно-эмиссионной томографией (ПЭТ) и эндоваскулярной хирургией. При центре также планируются перинатальное и реабилитационное отделения.

Превратить советскую больницу в такой центр должен частный инвестор, с которым будет заключено концессионное соглашение сроком на 49 лет. По плану, первые четыре года отведены на реконструкцию зданий. Затем концессионер должен обеспечить современное оснащение комплекса и приступить к его дальнейшей эксплуатации.

Город выдвигает инвестору довольно жесткие финансовые условия. «За право заключения концессионного соглашения концессионер должен будет заплатить муниципалитету как минимум один миллиард рублей. Это условие выхода на рынок многопрофильной медицины», — рассказывает Светлана Ганеева, директор Городского агентства управления инвестициями. Непосредственно же в реконструкцию 63-й больницы концессионеру придется вложить не менее 4,5 млрд рублей.

«По условиям конкурса концессионер будет предоставлять от 20 до 40 процентов от общего количества медицинских услуг по тарифам ОМС», — говорит Максим Решетников, руководитель департамента экономической политики и развития Москвы. Потенциальные инвесторы станут известны в начале следующего года. По словам г-жи Ганеевой, это могут быть иностранные и российские частные клиники.

Частники эффективнее

Реконструкция 63-й городской больницы — первый частно-государственный проект в сфере здравоохранения. Если он окажется удачным, за ним последуют другие. Реформа здравоохранения, начатая три года назад, требует масштабной модернизации ЛПУ, бо́льшая часть которых построена еще в 1960-е годы. Ситуация критическая даже в богатой столице. «Здравоохранение в Москве недофинансировано в три раза с точки зрения необходимых стандартов оказания медицинской помощи», — говорит Давид Мелик-Гусейнов, директор Центра социальной экономики. В регионах уровень недофинансирования еще на порядок выше. Однако государственные расходы на медицину в ближайшие годы не вырастут, несмотря на неоднократные просьбы министра здравоохранения Вероники Скворцовой увеличить долю расходов на отечественную медицину с нынешних 3,2% ВВП до 4–5%. Более того, скорее всего, эта доля уменьшится до 2,6% — как того настойчиво требует Минфин. Чтобы завершить реформу здравоохранения, государству необходимо искать новые пути финансирования, прежде всего — сотрудничая с бизнесом.

К тому же частно-государственное партнерство — тренд градостроительной политики Сергея Собянина. Как отметил один из чиновников московского правительства на недавнем форуме Urban Forum, благополучие столичного бюджета, обеспечивавшееся в прежние годы операциями с недвижимостью, позволяло властям расслабиться и не искать финансовых альтернатив пополнения бюджета, что привело к упадку транспортной, жилищной, образовательной и, особенно, медицинской инфраструктуры. Сегодня правительство Москвы разрабатывает несколько пилотных проектов финансирования социальной сферы. «Город мог бы выпустить, например, облигации под меньшие проценты, чем частные структуры, и продолжать модернизировать лечебно-профилактические учреждения, — рассуждает Светлана Ганеева, — однако у такого способа финансирования есть минусы. Прежде всего они связаны с высокими рисками и низкой эффективностью государственного финансирования».

Неэффективное, нецелевое использование бюджетных средств в медицине давно на слуху. В последние годы открыты десятки многопрофильных центров, которые практически не посещаются, а на дорогостоящем оборудовании некому работать (см. «Посмотрите в глаза пациенту» в «Эксперте» № 9 за 2012 год). Государственные больницы и поликлиники не особенно задумываются об эффективности, издержках. Сказали закупить ПЭТ-установки — закупили, даже не представляя, сколько ПЭТ-исследований в день нужно. К тому же дорогое оборудование быстро устаревает. Потому оно должно как можно скорее окупиться, то есть его надо эффективно использовать. Проблема и в отсутствии единого подхода в госфинансировании. Нанятые для реконструкции ЛПУ строительные организации не думают о том, как будет эксплуатироваться здание. Никто не просчитывает, как новая операционная будет соответствовать больнице.

У бизнесмена, в отличие от чиновников и администрации больниц, есть понимание стоимости денег. «Представителям частной медицины гораздо проще управлять денежными потоками. Они, например, могут оперативно увеличить финансирование строки в бюджете, связанной с оплатой труда врачей, или, наоборот, увеличить расходы на лекарства либо технологии», — соглашается г-н Мелик-Гусейнов.

Характерно, что для частно-государственного финансирования были выбраны многопрофильные клиники. Столичные поликлиники финансируются бюджетом более или менее нормально, узкоспециализированные же клиники (стоматологические, уро-гинекологические) — как правило, частные. А вот многопрофильные ЛПУ, стационары — в упадке. Бизнес они не интересуют, поскольку требуют миллиардных инвестиций, окупающихся десятилетиями. Не случайно многопрофильных частных клиник в России — раз-два и обчелся, а те, что есть, сложились на базе ведомственных или государственных ЛПУ — как «Медси», например. Между тем именно многопрофильные центры — костяк системы здравоохранения.

Столичные власти разрабатывали проект частного партнерства, взяв за основу модель концессионной медицины в Великобритании. Эта страна — прародительница подобных схем финансирования, и к тому же она имеет сходную с российской систему здравоохранения — с преобладанием государственного участия. «Английские власти не боятся заключать длительные концессионные договоры, — говорит Светлана Ганеева, — разумеется, у них этот процесс настроен более тонко, чем в России. Так, например, местные власти заключают отдельные соглашения с ЛПУ, со строительными организациями». В Росси пока подразумевается участие в ГЧП только концессионера, который может на разные виды работ привлекать профильных подрядчиков.

Не больше семи тысяч в год

Концессионная медицина выгодна и частным клиникам — она позволяет им повысить доходность за счет расширения спектра услуг, войти в наиболее емкую отрасль здравоохранения — многопрофильную медицину, высокотехнологичные диагностические услуги. К тому же в 63-й больнице будут развиваться самые рентабельные направления: например, родовспоможение, доходность которого, судя по примеру успешной сети «Мать и дитя», составляет 50 и более процентов. Да и медицинский рынок неплохо растет — на 12–15 процентов в год, он практически нечувствителен к кризисам экономики.

Однако у медицинского частно-государственного партнерства есть и риски. Они связаны прежде всего с земельным законодательством, которое пока игнорирует существование таких совместных форм финансирования. Невозможность получить право собственности на строящийся объект, на земельный участок может оттолкнуть инвесторов, нуждающихся в залоговых средствах, без которых они не могут получить дополнительный кредит. Не закреплены сегодня законодательно и обязательства каждой из сторон соглашения: по идее, эти обязательства не должны меняться на протяжении всего срока инвестиционной аренды. Таким образом, концессионер в России несет высокие риски. Риски эти под силу только очень крупной и очень сильной компании, а таких на нашем медицинском рынке немного. Проект больше подходит иностранным сетям клиник с огромными оборотами и залоговыми средствами. Тем более что городские власти оценили вход в этот проект в 1 млрд рублей — сумму в медицинском сообществе считают чрезвычайно завышенной.

Препятствием для развития концессионной медицины в России могут быть и низкие тарифы в здравоохранении, не соответствующие рыночным реалиям: если исходить из этих тарифов, стоимость бесплатного медицинского обслуживания на одного человека сегодня составляет 7 тыс. рублей в год. «Разве можно провести операцию, лечить больного в стационаре за эти деньги? Очевидно, что, оказав помощь на эту скромную сумму, концессионер будет активно наращивать платные услуги», — считает Игорь Долгополов, заведующий отделением трансплантации костного мозга НИИ детской онкологии и гематологии. Причем услуги не всегда сугубо медицинские. Так, в новом центре теоретически могут появиться гостиница для родственников стационарных больных, бассейн и проч. В итоге доля обычных, необходимых услуг ОМС начнет резко сокращаться, что приведет к дефициту и росту очередей. Пока тарифы на медуслуги в России не станут адекватными, здравоохранение будет все больше коммерциализироваться, а концессионные больницы окажутся недоступны большинству пациентов.

У медиков есть большие сомнения, что на российском рынке удастся найти такого инвестора: фактически все издержки и риски ложатся на его плечи. Только за участие в концессии и реконструкцию больницы он должен заплатить более 5,5 млрд рублей в течение четырех лет плюс затраты на оснащение клиники. Спрогнозировать сегодня будущий денежный поток и отдачу инвестиций в условиях отсутствия развитого рынка платных больничных услуг чрезвычайно сложно. Скорее, инвестора можно привлечь на более мягких финансовых условиях, но городские власти пока не готовы рисковать. Они не имеют опыта в заключении концессионных договоров, опасаются, что объект уйдет из сферы здравоохранения, и потому стремятся привлечь исключительно надежного и платежеспособного партнера.


Источник:http://expert.ru

 

Минздрав создает 67 Экспертных советов

При каждом из главных внештатных специалистов будет создан свой Экспертный совет, сообщается на сайте Министерства здравоохранения.

Эту информацию озвучил статс-секретарь – заместитель Министра здравоохранения Сергей Вельмяйкин. По его словам, в каждый такой Экспертный совет войдут 83 главных специалиста из всех регионов России по соответствующему профилю. Кроме них членами Экспертных советов станут главы профильных федеральных государственных учреждений, академики и член-корреспонденты РАН и РАМН по данному профилю, а также представители заинтересованных общественных организаций.

Чтобы исключить личную заинтересованность и конфликт интересов, все привлекаемые специалисты должны будут предоставить документ с отчетом обо всех случаях сотрудничества с фармацевтическими компаниями и участии в клинических исследованиях.

Предполагается, что такие Экспертные советы в 2013 году займутся разработкой клинических рекомендаций и протоколов лечения. «Если профессиональное медицинское сообщество самостоятельно в течение 2013 года не будет выходить с инициативой по формированию клинических рекомендаций или протоколов лечения больных, то протоколы будут разрабатываться постепенно главными внештатными специалистами», - уточнил Сергей Вельмяйкин.

В этом году список главных внештатных специалистов министерства вырос до 67 позиций. По документам, опубликованным Минздравом, «главные внештатные специалисты являются главами профильных комиссий, в состав которых входят главные специалисты по специальностям всех регионов и федеральных округов, руководители профильных научных организаций, ведущие ученые и специалисты, представители профессиональных медицинских обществ». Видимо, Экспертные советы заменят «профильные комиссии», о которых ранее говорили чиновники Минздрава.


Источник: http://medpro.ru

 

С.Вельмяйкин: «Стандарты – не для лечения пациентов»

Стандарты, которые внедряет Минздрав, не предназначены для лечения пациентов, сообщил статс-секретарь Министерства здравоохранения РФ Сергей Вельмяйкин.

Чиновник рассказал, что на начало этого года было обнародовано 50 порядков оказания медпомощи. После этого в течение года 35 из них были откорректированы и еще 10 разработаны дополнительно. Таким образом, сегодня практически полностью запущены в действие 60 порядков оказания медпомощи.

Кроме того, сейчас продолжается разработка стандартов медицинской помощи. На данный момент издано 158 стандартов, завершается разработка 55 проектов и «в высокой степени готовности» находятся 456 проектов.

Сергей Вельмяйкин уточнил, что стандарты создаются не для лечения пациентов, а для планирования и организации медпомощи, а также для расчетов со страховыми компаниями по ОМС.

«Стандарт – это медико-экономический документ, усредненный смысловой контент для определенной нозологии, - отметил он. - Мы изначально закладывали конструкцию с учетом того, что врач не лечит по стандартам». Соответственно, нельзя на основании стандартов оценивать качество оказания помощи.

При этом запланировано, что разработка критериев качества оказания медицинской помощи будет проводиться на протяжении 2013-2014 гг. И только в 2015 году следует ожидать принятия законов по оценке качества.

Чиновник также подчеркнул, что переноса внедрения стандартов на год вперед не будет. «Не внедрять стандарты и порядки нельзя, потому что мы ровно через год соберемся в этом зале и выясним, что у нас опять что-то не готово», - заявил Сергей Вельмяйкин.


Источник: http://medpro.ru