Последние новости

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей


«Иначе нельзя»: как тюремные порядки в реанимациях калечат людей

sR274zvq6Ey8H7x1n5au 27c4eПожилой отец Марины умер несколько лет назад в московской реанимации. Один. Как и большинство россиян, Марину не допустили к отцу даже чтобы попрощаться.
Заведующая отделением на Марину еще и поорала — дескать, не фиг тут путаться под ногами, ну помер, ну и что, старый он был, отмучался уже, радоваться надо, а не плакать, и вообще, идите, женщина, отсюда, не мешайте работать.

На Западе одинокая смерть за закрытой дверью реанимации считается дикостью. Когда я написала англоязычную статью про то, как часто это случается в России, мои друзья из Великобритании и США долго не могли врубиться.

— Я не понимаю, чем российские врачи обосновывают такие порядки? — написала мне моя подруга Джинни, которая работает врачом в Нью-Йорке.

— Стерильностью обосновывают, — ответила ей я.

— Чушь какая-то. Реанимация — это же не операционная!

Наивная Джинни! Она не знает, что, судя по российскому примеру, американские врачи — полные лохи, ведь они разрешают родным посещать реанимации почти во всех случаях. Только посетителей с симптомами ОРВИ просят удалиться.

Британские врачи тоже, наверное, идиоты. Условия работы у них труднее, чем у коллег в США. Если речь идет о государственных учреждениях, порой в реанимации и стул между койками поставить трудно. Но родных все равно почему-то пускают. Вот такие лузеры работают в британской медицине!

Но главный лузер, конечно, это Всемирная организация здравоохранения, которая еще десятки лет назад признала, что больной ребенок в больнице поправляется быстрее, если к нему допускают родителей — и что это касается и детей в тяжелом состоянии. Бред, правда? Гораздо гуманнее ребенка в реанимации привязывать веревками к койке, например, а родителям цедить сквозь зубы о том, что «вам тут не место».

— Я тебя прошу, ну не вини ты во всем врачей. Это же система. Нет четко разработанных правил по посещению больных и нет обмена опыта с Западом по этому вопросу. И, главное, никто не учит молодого врача правильно общаться с пациентом и с его родными. Это вообще не считается приоритетным. Ты мне сама скажи, что проще сделать в такой ситуации? Проще захлопнуть дверь, конечно.

Это говорит Ваня, мой новый знакомый. Он работает реаниматологом и принципиально не называет своей фамилии — боится, что на работе его «не так поймут». По словам Вани, сейчас российским врачам есть чего бояться, потому что «по многим вопросам нет четких правил».

— А про зарплаты наши я вообще молчу! — бодро говорит он мне.

Я спрашиваю его, являются ли маленькие зарплаты препятствием для гуманизации российской медицины.

— В регионах — наверное, да. Но вот в Москве можно встретить много высокооплачиваемых специалистов, которые такие прожжённые циники, что тебе и не снилось. Главная проблема в том, что они видят пациента как объект для манипуляций — и считают, что это правильно, что иначе нельзя.

«Иначе нельзя». Эта фраза преследует меня, пока я пытаюсь вникнуть в суть тюремных порядков в реанимации. Люди на мои вопросы о правилах посещения делают круглые глаза. «Разве можно по-другому? Ты издеваешься, что ли?»

Марина, дочка старика, который очень не хотел умирать один, объясняет такой менталитет всеобщей затюканностью.

— У людей сложная жизнь, сложный быт, зарплаты маленькие. Я вот на ту женщину-врача даже жаловаться не стала, хотя она вела себя некорректно, и повод был. Но мне ее жалко стало — говорит она.

— А себя вам не жалко? А отца? А других, над которыми она точно так же будет издеваться, — не жалко?

— Жалко, но я ведь тоже затюканная! — неожиданно начинает смеяться Марина.

Маму маленького Никиты, который умер этим летом в отделении реанимации центральной больницы города Железнодорожный, тоже зовут Марина, Марина Десницкая. В отличие от других, Десницкая не стесняется публичности. Ее тоже не допустили в реанимацию — и она хочет, чтобы с другими впредь так не поступали.

По словам Десницкой, за день до смерти Никиты, заведующая отделением Инна Демехина сказала: «Вы что, не понимаете? Он умирает». Он умирает — а вы, дорогие родственники, чешите отсюда. Не ваше это дело — смерть любимого и родного маленького мальчика.

Я говорила с Демехиной по телефону. Сначала она была любезна — и уверяла меня, что к умирающим детям у них в реанимации родителей пускают. Но услышав, что жители ее города жалуются на нее, Демехина обиженно заявила мне, что «неправильно» задавать ей всякие неудобные вопросы. И я в этот момент очень хотела войти в ее положение, хотела ее оправдать, хотела объяснить ей, что я ее тоже понимаю. А потом мне стало ясно, что я сама уже становлюсь затюканной жертвой стокгольмского синдрома.

В гостях у Десницкой в Железнодорожном мы долго разглядывали фотографии Никиты, мальчика с огромными карими глазами. У Никиты был рак мозга — какое-то время он провел в Первом московском хосписе. Я как-то уже приходила туда брать интервью, и вспомнила, как странно мне было стоять в коридоре в ожидании Нюты Федермессер, основателя Фонда помощи хосписам «Вера».

Странно мне было от того, что вокруг сновали работники хосписа, которые не приставали ко мне с агрессивными вопросами в ключе «а кто вы такая и что вы здесь делаете». Странно было от того, что находясь в медицинском учреждении, я поняла, что там нет такого привычной для меня атмосферы каземата.

В Первом московском хосписе особый дух. Тот же дух, кстати, присутствует и дома у Десницкой, женщины со светящимся лицом, о котором можно сказать «лик». Она в жутких обстоятельствах потеряла старшего сына, но не сломалась.

«Только не надо давить на эмоции». Так обычно говорят врачи, когда поднимается тема посещения реанимаций. Мне кажется, всем этим врачам стоит познакомиться с Мариной Десницкой — спокойной, тихой, уверенной в себе. Десницкая не будет давить на эмоции — она просто без лишнего пафоса расскажет, что есть такое понятие, как человеческое достоинство, и достойно нужно не только жить, но и умирать.


Источник: http://www.mn.ru/oped/20130903/355636079.html

Минобороны РФ восполнит дефицит военных врачей

voenvrach 61748Минобороны РФ будет восполнять дефицит военных врачей, принимая на военную службу по контракту гражданских специалистов. Об эитом рассказал замглавы военного ведомства Руслан Цаликов.

По его словам, передают интернет-СМИ, укомплектованность должностей военно-медицинской службы офицерами составляет 95%. Наибольшую потребность ведомство испытывает в стоматологах, фармацевтах и врачах профилактического профиля.

Подготовка соответствующих специалистов для Минобороны была прекращена в связи с ликвидацией Самарского и Томского военно-медицинских институтов.


Источник: http://www.rosbalt.ru/main/2013/09/02/1170956.html

Судороги здравоохранения

04032704700300 c4ba8Еще весной в СМИ попали сведения о докладе ООН, посвященном человеческому развитию в России. Факты, приведенные в нем, были неутешительны: в стране растут доля хронических заболеваний и уровень смертности трудоспособных граждан, а медицина остается нищей и не способна лечить людей. Особенно высока смертность в трудоспособном возрасте. Вероятность умереть в возрасте 15 – 60 лет в России почти в два раза выше, чем в среднем по Европе. Растет и смертность из-за обычных инфекций, которые поддаются лечению. Россияне умирают из-за заболеваний органов пищеварения и дыхания, инфекционных болезней, указывают эксперты. В 2005 г. уровень смертности из-за этих заболеваний в три раза превышал показатель 1990 г., и, хотя с тех пор он немного снизился, ситуация практически не изменилась.

При этом официальную статистику авторы исследования поставили под сомнение: данные Минздрава, по их мнению, не отражают реальной картины заболеваемости.

На фоне этих проблем медицина получает скудное финансирование. Хотя расходы на здравоохранение в России за 2006-2010 гг. выросли в 1,4 раза, этого все еще недостаточно, было заявлено в докладе. Сейчас на медицину выделяется 3,4% от ВВП, однако в будущем этот уровень сократится.

С конца мая, когда эти сведения были обнародованы, прошло не так много времени, а мы уже стали свидетелями еще целого ряда весьма странных правительственных решений в области здравоохранения. И, если внимательно присмотреться, все эти решения связывает одна идея – идея экономии на здоровье граждан. Правда, не в тех случаях, когда речь идет об интересах медицинских чиновников.

Вот, например, в июле Минздрав пересмотрел нормы питания в больницах. В больничной еде будет меньше молока и рыбы, зато станет больше круп и появятся сухие белковые смеси. Новые нормы разработаны в Институте питания РАМН РФ.

И вот тут возник вопрос: с заменой рыбы и молока крупой все понятно – экономия. Но зачем всем больным нужны сухие белковые композитные смеси? Медицинские учреждения и без того приобретают белковые смеси как дополнительный рацион для некоторых категорий больных. Их средняя цена при госзакупках – 1,2–1,6 тыс. рублей за 1 кг., что не слишком дешево.

При этом выясняется, что 99% закупок для лечебных учреждений приходится на компанию "Международный центр клинического питания", а Институт питания РАМН входит в число учредителей этой организации.

А вот из последних новостей: в Москве могут сократить треть больничных коек, а в освободившихся помещениях разместятся отделения для иногородних, интернаты для пожилых людей и коммерческие медучреждения.

И.о. заместителя мэра по вопросам социального развития Леонид Печатников рассказал газете "Известия", что койки в городских стационарах будут постепенно сокращаться в связи с перераспределением нагрузки с больниц на поликлиники. Свободные палаты и здания будут использоваться для новых задач. В частности, больницы получат возможность пополнить свой бюджет, пригласив на лечение по московским тарифам ОМС иногородних граждан, открыв платное отделение или выиграв тендер департамента соцзащиты на стационарный уход за пожилыми людьми.

Сразу вспоминается история, когда этой весной по столице поползли слухи о закрытии гематологического отделения 60-й городской больницы. В это отделение стоит нескончаемая очередь пожилых людей, больных лейкозом. И здесь тоже хотели отдать помещения для коммерческой, вроде бы даже косметологической клиники. Медицинскому персоналу уже предложили искать новую работу, как вдруг кто-то опомнился. И вот сейчас практику закрытия больничных зданий для москвичей хотят сделать повседневной.

Видите ли, сейчас в столице соотношение амбулаторной и стационарной помощи составляет 30% к 70%. А вот в странах с эффективной системой здравоохранения пропорция обычно обратная. Именно к этому и стремится Печатников. И почему-то никто не сказал и.о. вице-мэра, что в больницах стран с эффективной системой здравоохранения больные не лежат в коридорах, врачи являются хорошо оплачиваемыми работниками, а количество чиновников меньше в разы.

Но скандал разразился не в связи с этими художествами руководителей федерального и столичного здравоохранения. Поводом для него стал случай, связанный с другим документом.

В начале прошлой недели интернет взорвала история, описанная в "Живом журнале" москвички Анны Новиковой. Ее мужа с тяжелой болезнью сустава на ноге, несмотря на все ее усилия, не направляли на лечение в стационар. "Скорая помощь" сначала отказала в госпитализации и посоветовала больному обследоваться в обычной районной поликлинике. На высокую температуру и вид больного, свидетельствовавшие о его тяжелом состоянии, люди, дававшие клятву Гиппократа, внимания обращать не стали. В поликлинике ему помочь не смогли. А когда через несколько дней мужчину все же удалось госпитализировать, время для лечения уже прошло, и человеку срочно ампутировали палец ноги. "Еще пара дней – и пришлось бы ампутировать всю стопу", – пишет Новикова.

Конечно, у нас в стране всякое бывает, но на этот раз выяснилось, что речь идет не о чьей-то халатности, черствости или непрофессионализме. "Скорая помощь" ссылалась на новый приказ, согласно которому теперь не с каждым заболеванием требуется госпитализация.

И такой документ есть. Это – приказ № 3764 от 07.08.13, подписанный главным врачом столичной станции скорой и неотложной помощи В.В. Фетисовым. Согласно ему, целый ряд больных врачи "скорой" должны передавать под динамическое наблюдение в районную поликлинику, в том числе в отделение круглосуточной неотложной медицинской помощи. Последнее распоряжение выглядит особенно странно, поскольку поликлиники не работают круглосуточно. Так, теперь не нуждаются в госпитализации больные с приступом бронхиальной астмы, если она средней степени, больные с хронической сердечно-сосудистой недостаточностью при кризе, больные с припадком эпилепсии, судорогами, происшедшими в общественном месте, с температурой выше 39 градусов при инфекционных заболеваниях, абсцессах без локализации на лице и шее и так далее. Более того, в госпитализации теперь могут отказать даже, если пациенту вызывает "скорую помощь" врач в поликлинике, считающий его случай опасным для жизни. Скажем честно: дальше ехать некуда.

Приказ, между прочим, издан в соответствии с федеральным законом "Об охране здоровья граждан Российской Федерации" от 2011 года – тем самым законом, который, несмотря на все возражения медицинской общественности, был продавлен тогдашним министром Татьяной Голиковой.

Правда, пресс-служба департамента здравоохранения Москвы утверждает, что приказ носит "рекомендательный и пояснительный характер". Видимо, рассматривать его вообще надо как просьбу, и непонятно, почему врачи "скорой" ему подчиняются.

А вот адвокат Лиги защитников пациентов Дмитрий Айвазян уверен: "По сути, это – прямое нарушение Конституции РФ и международных законодательных актов, которые ратифицированы Россией по оказанию медицинской помощи". И исполнение данного приказа, по мнению юриста, подпадает под статьи 124 и 125 УК РФ – "Неоказание помощи больному" и "Оставление в опасности".

А вот как эту ситуацию комментирует пресс-секретарь министра здравоохранения РФ Олег Салагай: "Какого-либо нормативно-правового акта, который бы устанавливал, что граждан с острыми и тяжелыми заболеваниями надо лечить исключительно в амбулаторных условиях и не госпитализировать в рамках оказания скорой медицинской помощи, Министерством не издавалось. По фактам, изложенным в блогах и СМИ касательно отказов в госпитализации, Министром здравоохранения РФ Вероникой Скворцовой дано поручение Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения провести соответствующую проверку".

Какую проверку? У них что – приказы подведомственных учреждений издаются по-партизански и прячутся от вышестоящего начальства?

Не стоит ли, наконец, признать, что экономия на здоровье граждан убийственна для страны? Не пора ли навести порядок в системе отечественного здравоохранения? И начать надо с перевода ведомственных поликлиник и больниц в обычные городские и областные. И прикреплять наших дорогих чиновников, как обычных граждан, к лечебным учреждениям по месту жительства. Тогда, почувствовав все прелести российского здравоохранения на собственной шкуре, они, возможно, что-то поймут и начнут работать на благо общества.

Только боюсь, что на столь революционные меры у власти не хватит политической воли.


Источник: http://www.novopol.ru/-sudorogi-zdravoohraneniya-text149833.html

Минздрав предложил доплачивать детям-инвалидам 33 рубля

zprost a01acМинздрав предлагает в 2014 году повысить норматив финансовых затрат для обеспечения детей-инвалидов лекарствами, изделиями медицинского назначения и продуктами лечебного питания с 638 рублей до 671 рубля.
Минздрав подготовил Федеральный закон, который опубликован на на Едином портале раскрытия информации о подготовке проектов нормативных правовых актов. Если предложение Минздрава будет одобрено, то в 2014 году размер социальной помощи для детей-инвалидов вырастет с 638 рублей до 671 рубля. Эти средства можно получить в виде лекарств и питания или в денежном эквиваленте.
«Установить, что в 2014 году норматив финансовых затрат в месяц на одного гражданина, получающего государственную социальную помощь в виде социальной услуги по обеспечению в соответствии со стандартами медицинской помощи по рецептам врача (фельдшера) лекарственными препаратами, медицинскими изделиями, а также специализированными продуктами лечебного питания для детей-инвалидов, составляет 671 рубль»,- говорится в опубликованном 2 сентября документе.
Напомним, что в 2013 году норматив финансовых затрат для детей-инвалидов по сравнению с 2012 годом вырос на 34 рубля. На такую же сумму увеличилась социальная помощь в 2012 году.


Источник: http://doctorpiter.ru/articles/7340/

ПЛАТНАЯ СКОРАЯ ПОМОЩЬ В МОСКВЕ ОКАЗАЛАСЬ НЕВОСТРЕБОВАННОЙ

1335298961 542790 49 c40d0Платные услуги хозрасчетных бригад скорой помощи в Москве оказались невостребованными населением. Об этом корреспонденту «Медицинского вестника» сообщил руководитель Департамента здравоохранения Москвы Георгий Голухов.
О создании хозрасчетных бригад на базе Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова представители Департамента здравоохранения заявили весной нынешнего года. Первые такие бригады начали работать в марте.
Руководители Департамента здравоохранения сообщили тогда, что городская скорая помощь останется на 100% бесплатной, снижения объемов помощи не будет, а все, что будет делаться на платной основе, по договору добровольного медицинского страхования, будет оказываться сверх того, что делает бесплатная скорая. Получить такие услуги могут пациенты, имеющие договор ДМС, для этого им достаточно позвонить на специально выделенный номер и вызвать хозрасчетную бригаду.
Прошедшие месяцы показали, что это предложение не пользуется популярностью, москвичи по-прежнему предпочитают обращаться в бесплатную скорую помощь.
«Платность «вырастает» там, где проседает государственный сектор, – говорит Георгий Голухов. – Когда человек не может получить государственное обслуживание, он идет на платное. Скорая у нас, как я не раз говорил, это бриллиант московского здравоохранения, несмотря на еще имеющиеся в ее работе недостатки. В последние годы эта служба сделала большой рывок вперед, технологический и кадровый. И если она работает максимально хорошо, то зачем людям вызывать платную скорую? В то же время есть негосударственные платные скорые у страховых компаний, которые работают по ДМО».
Георгий Голухов отметил, что работа хозрасчетных бригад на базе Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова не отменена, по-прежнему есть возможность получить услуги государственной платной скорой помощи. «Но потребность в ней пока минимальная», - подчеркнул он.


Источник: http://www.medvestnik.ru/news/platnaya_skoraya_pomosch_v_moskve_okazalas_nevostrebovannoy/