Последние новости

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей


Деньги на крови младенцев

blood 94e71В роддомах появился новый вид мошенничества

Сегодня в женских консультациях и роддомах беременные женщины подвергаются агрессивному маркетингу необычных «консультантов». Они убеждают и без того мнительных рожениц, что только пуповинная кровь вылечит их младенцев, если те заболеют раком, диабетом — и далее по всему медицинскому справочнику. И тут же предлагают собрать, заморозить и сохранить эту кровь «всего за 90 тысяч рублей». «РР» провел расследование и выяснил: «консультанты» врут, пуповинная кровь от болезней не лечит. Но дельцы зарабатывают на ней сотни миллионов рублей в год. А сотрудники роддомов фактически стали дистрибьюторами в этом циничном бизнесе.

В московский роддом № 4 я пришла на курсы для беременных. На стендах вместе с брошюрами по уходу за ребенком расставлены буклеты банка стволовых клеток «КриоЦентр». До этого я ничего не знала об этой услуге — выделении стволовых клеток из пуповинной крови новорожденного. Но стоило мне зарегистрироваться на специализированных форумах, как мою почту засыпала ­реклама. «Использование стволовых клеток при онкологических заболеваниях, таких как лейкоз, дает возможность своевременно ­начать лечение, не тратя времени на поиски донора костного мозга», — уверял меня банк стволовых клеток. В журналах для беременных полно отзывов звезд, которые доверили банку «самое дорогое». Стоит услуга около 60 тысяч рублей за выделение клеток и 4 тысячи — за каждый год хранения. Можно заплатить сразу за 20 лет хранения — 90 тысяч.

Безвременная кончина костного мозга

Занятие на курсах в роддоме начинается. Семь женщин, отягощенных животами третьего триместра, проходят в зал. Сегодня неонатолог рассказывает про грудное вскармливание. Где-то в середине лекции он сообщает:

— При родах у нас собирают стволовые клетки пуповинной крови. Они защищают ребенка и его родственников от онкологии! И от ДЦП, и от старческого слабоумия уже даже лечат! Сейчас я дам вам скидочные талоны, на них моя фамилия. Покажите их в «КриоЦентре», — подписывает он бумажки.

В лаборатории готовят пуповинную кровь к выделению стволовых клеток

Московский рынок поделили три банка стволовых клеток: «Гемабанк», «КриоЦентр» и банк при Перинатальном медицинском центре. Если родители решат отдать стволовые клетки «недружественной» роддому компании, роддом требует доплату от 2 до 10 тысяч. Эти банки имеют филиалы и в других городах России, конкуренты у них есть только в Питере и Самаре. Все это очень напоминает сетевой маркетинг, а роль дистрибьюторов играют сотрудники роддомов и поликлиник.

На следующий день занятие для беременных начинается с визита шкафоподобной тетеньки в белом халате, которая представляется акушером-гинекологом из «КриоЦентра». Вообще-то мы заплатили по 1,5 тысячи руб­­лей, чтобы нам два часа рассказывали о течении родов. Но акушер-гинеколог принимается объяснять нам, что иногда дети заболевают раком крови:

— Бывают ситуации, когда костный мозг либо здорово повреждается, либо полностью исчезает, потому что проводится лучевая или химиотерапия. А это основной источник иммунитета и кроветворения. Человек, у которого костного мозга нет, среди нас находиться не сможет — для него смертелен этот воздух!

У будущих мам холодеет сердце, как будто костный мозг их детей уже исчез.

— Поэтому желательно, чтобы у каждого ребенка была заложена биологическая страховка в виде собственных стволовых клеток. Они могут быть использованы для трансплантации не только ребенку, но и родителям, и братьям и сестрам. Помимо онкологии стволовыми клетками уже стали лечить сердечно-сосудистые заболевания, ДЦП, ­болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера. В этом роддоме две дочери отца, больного Паркинсоном, родили троих детей, у всех были заложены на хранение стволовые клетки. Эти клетки впоследствии вводились отцу, то есть дедушке, и обеспечили ремиссию на 15 лет! — Глаза консультанта светятся, как у свидетеля Иеговы, вещающего о скором втором пришествии Христовом.
И никто из нас не усомнился в истории «излечения дедушки», хотя 15 лет назад в России не было ни одного банка стволовых клеток, а болезнь Паркинсона не лечили пуповинной кровью даже за рубежом.

Экскурсия в криохранилище

Каждый четверг в «Гемабанке» день открытых дверей для беременных. Учитывая масштабы рекламы, я ожидала увидеть роскошный офис. Ведь тут же «стерильная лаборатория, где хранят пуповинную кровь 17 тысяч клиентов». Но офис расположен на задворках, в грязном переулочке. Во дворе валяется какой-то металлолом и стоит курьерская машина, доставляющая кровь из роддомов. Помещение выглядит как обычная риелторская контора. Сегодня кроме меня пришли две семейные пары. Нас сажают в мягкие кресла, поят чаем и сразу вручают папочку с экземплярами договора со скидкой, которая «действует только сегодня». Консультант Ольга Митусова включает презентацию. Процедура такая: акушерка собирает кровь, родители звонят в банк, оттуда приезжает курьер и забирает пакетик, который ждет его в приемном отделении роддома. В лаборатории банка из крови выделят концентрат стволовых клеток и заморозят при температуре минус 196 градусов, при которой клетки можно хранить вечно. По словам «консультанта», при последующей разморозке банк гарантирует, что 85–95% собранных клеток ­сохранятся живыми. Однако нигде в договоре этой гарантии я не нашла.
Сотрудница банка достает из криохранилища клеточный концентрат крови

— А хватит ли клеток для лечения заболевания?

— Это зависит от объема пуповинной крови, от того, как прошли роды… Если это онкологическое заболевание, хватает только на однократное введение. Возможно, для выздоровления этого недостаточно.
Но эти слова тонут в часовом описании перспектив лечения более 80 заболеваний и историях спасения детей, болевших раком, диабетом и ДЦП.
К нам выходит мужчина, представляется заведующим лабораторией, и мы направляемся в криохранилище. Две мамы кашляют, но ни масок, ни халатов нам не выдают. Мы идем по старому коридору с какой-то ­трубой и осыпавшейся штукатуркой и заходим в помещение с рядами контейнеров-холодиль­­ни­­ков. На холодильниках дисплей с датчиком температуры, по полу ползет труба с жидким азотом. В каждом контейнере хранятся 1260 образцов крови. Завлабораторией открывает холодильник, оттуда валит пар. Он надевает толстые перчатки, достает железный ящик с мешочками пуповинной крови, выдергивает один образец и с гордостью демонстрирует:

— Можно хранить в мешочках — это для однократного введения, а можно в нескольких пробирках. Состарится клиент и решит свой инсульт подлечить, тогда можно расходовать их по частям!
Когда мы выходим из криохранилища, ­мимо нас проходят какие-то строители в грязной одежде. Но обе семейные пары подписывают договор.

У владельцев банков нет никаких моральных принципов

Доктор медицинских наук Елена Скоробогатова почти 20 лет заведует отделением трансплантации костного мозга Российской детской клинической больницы. Отделение осуществляет примерно 80 пересадок кроветворных стволовых клеток в год, в том числе из пуповинной крови.

— Пуповинная кровь используется только от доноров, не своя собственная, — говорит она. — Это связано с тем, что показаниями к трансплантации являются тяжелые наследственные заболевания иммунной системы, лейкозы. Это генетический дефект, и он уже имеется в пуповинной крови.

В коммерческих клиниках стволовыми клетками обещают вылечить все — от про статита до синдрома Дауна
Открываю сайты банков, смотрю на идентичные списки заболеваний, при лечении которых используют пуповинную кровь. Почти везде приписка «наследственное», то есть кровушка своя не годится. Но об этом на сайтах ни слова. Может быть, пуповинная кровь помогает хотя бы братьям и сестрам?

— Только если мы уверены, что у них нет этого генетического дефекта. Но вероятность ­того, что кто-то из братьев является совместимым донором, всего 25%, — разочаровывает Скоробогатова. — К тому же в пуповинной крови меньше стволовых клеток, чем в костном мозге, и в первую очередь мы ищем ­донора костного мозга.

— Но в брошюре одного из банков написано: «Клетки пуповинной крови намного реже вызывают осложнения и отторгаются, чем клетки из костного мозга».

— Все наоборот: костный мозг приживается быстрее, уже на второй-третьей неделе, а пуповинная кровь чаще отторгается, и риск инфекции гораздо больше. Это связано с тем, что организм взрослого человека уже сталкивался с инфекциями, и его костный мозг может обеспечить быстрое восстановление иммунитета.

— Консультанты банков упирают на то, что донора найти очень тяжело, а пуповинная кровь под рукой.

— У нас есть доступ к международной базе ­доноров костного мозга, где находится 20,5 миллиона образцов, этого хватит, чтобы подобрать донора 85% пациентов. А кому не найдется — тому и пуповинную кровь ­подобрать будет сложно. Но сейчас появились новые методики обработки трансплантата, которые позволяют использовать стволовые клетки от пап и мам, совместимых с ребенком только наполовину. Есть надежда, что в скором времени потребность в трансплантациях исчезнет: разрабатываются новые ­лекарства и медицинские технологии.

— Значит, пуповинная кровь, скорее всего, не пригодится всем «вкладчикам»?

— Да, почти на 100% — никогда. Ее можно ­использовать в случаях развития приобретенной апластической анемии, отравления миело­токсичными препаратами или если человек попадет в зону с большим уровнем радиации. Вероятность наступления этих ­состояний крайне мала.

— А можно ли вылечить пуповинной кровью диабет и ДЦП?

— Из кроветворных клеток? Ни в коем случае! Для лечения диабета есть опыт по трансплантации клеток островков поджелудочной железы. Но в пуповинной крови только кроветворные клетки. У людей, которые делают бизнес на стволовых клетках, нет никаких моральных принципов. Главное — зажечь ­родителя, испугать его и заставить выложить круглую сумму.

— В одном из банков мне рассказали историю о том, как родители сохранили пуповинную кровь ребенка, а он родился с ДЦП. И они еще заплатили, чтобы эти клетки ему влили, ­после чего он стал самостоятельно держать ложку.

— Он мог начать держать ложку после реабилитации. У детского организма потрясающие возможности по восстановлению функций головного мозга. В мировой науке нет доказательств того, что кому-то помогли именно кроветворные стволовые клетки. ­Чтобы доказать эффективность, надо проводить рандомизированное исследование: сравнивать группу, которая получала клетки, и группу, которая не получала.

Если бы я был шарлатаном

Директор «Гемабанка» Александр Приходько в телефонном разговоре с «РР» не стал отрицать, что при раке крови и ряде наследственных заболеваний самому ребенку клетки не помогут. Зато могут помочь брату или сестре, и у «Гемабанка» был такой случай. Один. Из 17 тысяч клиентов. Поэтому «Гемабанк» называет себя «единственным банком с успешным опытом трансплантаций».
Вероятность стать совместимым донором даже для брата или сестры — около 25%

— Мы не сотрудничаем с частными банками. Но это был тот единственный случай, — говорит «РР» Елена Скоробогатова. — Они заморозили пуповинную кровь ребенка, чтобы помочь его больному брату. Однако семье могли помочь бесплатно: при наличии показаний пуповинную кровь могли заморозить в банке стволовых клеток департамента здравоохранения Москвы. Кроме того, рискованно брать из коммерческого учреждения образец и пересаживать его без какой-либо еще клеточной поддержки. Поэтому мы ждали, когда донор подрастет, взяли у него костный мозг и пересадили его вместе с пуповинной кровью.

Между тем директор «Гемабанка» продолжал убеждать меня, что каждый родитель должен сохранить кровь — ради перспектив:

— Онкогематология — это лишь верхушка айсберга. С использованием пуповинной крови лечатся заболевания сердца, печени, иммунной системы…
Но когда я попыталась выяснить, насколько они «лечатся», оказалось, что директор и сам в курсе, что официальных результатов клинических испытаний, проведенных на рандомизированных группах, нет.

— На нашем сайте перечислены заболевания, при которых гемопоэтические (те, которые превращаются в клетки крови. — «РР») стволовые клетки пуповинной крови показали свою эффективность. Но там не говорится, что это массовое использование.

— То есть это были единичные случаи.

— Да! Это не означает, что гемопоэтические стволовые клетки зарегистрированы как препарат для лечения данного заболевания. Е­сли бы я был шарлатаном, я бы сказал: да, вы знаете, великолепно лечится!

Костный мозг приживается быстрее, уже на второй-третьей неделе, а пуповинная кровь чаще отторгается, и риск инфекции гораздо больше. Это связано с тем, что организм взрослого человека уже сталкивался с инфекциями

Действительно, придраться не к чему: нигде ни на сайте, ни в брошюрах трех московских банков не говорится о гарантии, что стволовые клетки вылечат какую-нибудь ­болячку. Везде обтекаемые формулировки вроде «могут помочь». Уловка в том, что беременные женщины воспринимают это как гарантию помощи.

Вот отзывы с крупнейшего форума для беременных http://ru-perinatal.livejournal.com/, где периодически появляется очередная тема «Девочки, а вы сохраняли пуповинную кровь?»: «Для спасения жизни это недорого»; «Нам на курсах сказали типа “если с ребенком что-то случится, вы себе этого не простите” — страшно стало...»; «Я буду сохранять клетки обязательно. Потому что у мужа диабет, потому что диабет активно стволовыми клетками пытаются лечить, и даже есть результаты, потому что может быть какая другая болячка, и я хочу ребенку подстелить соломки».

Что же сообщает о пользе хранения клеток другой банк, «КриоЦентр»?

— У нас есть опыт применения стволовых клеток при детском церебральном параличе, — говорит его представитель Людмила Башкина.

— А как пуповинная кровь может помочь при ДЦП, если содержит только кроветворные клетки?

— В пуповинной крови есть и мезенхимальные стволовые клетки. «КриоЦентр» сохраняет и их! Они и оказывают помощь.
Открываю сайт и вижу, что лицензия Рос­здравнадзора у «КриоЦентра» только на выделение кроветворных стволовых клеток. А сколько в пуповинной крови мезенхимальных, не берется сказать никто.

— Мезенхимальные клетки в случае необходимости можно культивировать из жировой ткани и костного мозга человека, для этого не нужна пуповинная кровь! — объясняет мне Елена Скоробогатова.

Продолжаю допрос Людмилы Башкиной:

— Если ребенок заболевает раком крови, ему могут помочь его же сохраненные клетки?

— Да! — уверенно отвечает она.

— И где в России был пример того, что с целью лечения онкологии ребенку вводились собственные стволовые клетки?

— У нас уже забирали, правда, не онкологию, а апластическую анемию Фанкони лечить, у младшего заготовили — старший заболел!

— Я говорю про собственные клетки и онкологию.

— У нас готовятся к отправке за рубеж стволовые клетки для лечения ребенка, больного лейкозом.

— Но они несут ту же генетическую мутацию!

— Тут по-разному, я вам хочу сказать. Некоторые мамы только свои вводят, потому что чужие могут нести другую мутацию! — выкрутилась «консультант», как будто мамы сами регулярно берут и вводят эти клетки.

Законность банков должна быть поставлена под сомнение

Рекламные статьи в российских СМИ уверяют, что на Западе сбор пуповинной крови в роддомах — рядовая услуга. Только умалчивают, что речь идет о бесплатных банках д­онорской пуповинной крови. В этом случае стволовые клетки достаются совместимому реципиенту и действительно оказываются эффективны при раке крови и наследственных болезнях иммунной системы.

Американцы столкнулись с маркетингом частных банков стволовых клеток еще в 90-х, при этом банки имели лоббистов в правительстве, которые не позволяли ужесточить за ними контроль. Журнал Американской академии педиатрии в 1999 году (Pediatrics, № 104. P.116–118) писал: «Успешные трансплантации донорских клеток пуповинной крови привели к тому, что коммерческие компании стали агитировать родителей ­сохранять пуповинную кровь своих детей. Маркетинг этих компаний представляет ­собой давление на эмоции родителей. Но ­доказательства того, что дети в дальнейшем могут нуждаться в своей собственной ­пуповинной крови, отсутствуют». Кроме ­того, сообщал журнал, успешные трансплантации были проведены только маленьким ­детям, потому что клеток из пуповины взрослому пациенту не хватит. Это подстегнуло медицинский персонал к неэтичным попыткам собрать при родах как можно больше ­пуповинной крови путем раннего пережатия пуповины, что опасно для ребенка, так как лишает его железа.

Теперь Россия наступает на те же грабли. Вот цитата с сайта «КриоЦентра»: «Шанс ­сохранить стволовые клетки новорожденного ребенка дается только один раз в жизни — во время родов. В противном случае и пуповина, и плацента подвергнутся “утилизации”, то есть будут уничтожены. Эта же участь постигнет уникальную пуповинную кровь, заполняющую их сосуды». Это ложь: «участь» быть выброшенной не постигнет пуповинную кровь, потому что, если ее не собирать, она бесплатно (включая стволовые клетки) попадет по назначению — в организм ребенка.

«Роддома не должны поощрять сохранение пуповинной крови на коммерческих условиях, — пишет в British Medical Journal акушер-гинеколог, руководитель научно-исследова­­тель­­ской группы по изучению репродуктивного здоровья и деторождения Лерой Эдозьен. — Время, потраченное на сбор пуповинной крови, — это время, отнятое у матери, ребенка и остальных пациентов… Сбор, маркировка и оформление пуповинной крови — это дополнительная нагрузка на персонал». Эдозьен задается вопросом: а если образец был заражен или неправильно промаркирован — кто в этом случае отвечает: больница, акушерка или банк? Ученый предостерегает, что при сборе крови велик риск попадания бактерий из биологических жидкостей, сопровождающих роды.
В России же за качеством сбора просто никто не следит.

Всемирная ассоциация доноров костного мозга опубликовала на своем сайте предостережение «О возможности аутологического ­использования (использования для себя. — «РР») пуповинной крови», где с обширной ­доказательной базой информирует, что применить собственную пуповинную кровь не получится ни сегодня, ни в будущем, а те, кто утверждает, что кроветворными клетками можно вылечить инфаркт, диабет и болезнь Паркинсона, — мошенники.

Российские банки имеют лицензии Рос­здравнадзора («РР» проверил их действительность) на осуществление медицинской помощи по забору, транспортировке и хранению стволовых клеток. Мы не можем назвать эти банки мошенниками, как невозможно назвать мошенниками организации, имеющие лицензии на право выделять из воздуха кислород, транспортировать и хранить его. Не может же государство запретить хранить кислород на случай, если кто-то опасается его нехватки в будущем.
Сколько же банки зарабатывают на крови младенцев? Из отчета Института стволовых клеток человека, подразделением которого является «Гемабанк», следует, что выручка от продажи договоров на хранение стволовых клеток пуповинной крови за девять месяцев 2012 года составила 172,3 миллиона рублей, с января по ноябрь 2012 года компания заключила 2864 договора — на четверть больше, чем в прошлом году. Другие банки отчетность не раскрывают, но по косвенным признакам видно, что темпы роста их бизнеса также высоки.

«У нас можно собрать пуповинную кровь», — гласят баннеры на сайтах московских роддомов. Когда «РР» попытался уточнить у персонала государственного Центра планирования семьи и репродукции, чего это они, как и другие роддома, «продались», нам сказали: «Что значит “продались”? Это добровольная коммерческая услуга». Дескать, не хочешь — не покупайся. Только вот финансирование любого роддома зависит от количества рожениц. Для многих из них отказ в предоставлении услуги сбора пуповинной крови — повод родить в другом учреждении. Что такое сохранение пуповинной крови для беременной? Мечта уберечь ребенка от болезней. Сегодня эта мечта стала доступна даже бедной семье: первоначальный взнос за кровушку в кредит упал до 15 тысяч рублей.


Источник: http://rusrep.ru/article/2013/01/23/mladency

Гинеколог, залечившая беременных до полусмерти, нашла лазейку в запрете суда

evtanasia 03421Клиника «АлсМед» находится на окраине Санкт-Петербурга. Именно сюда с болями внизу живота решила обратиться 30-летняя Анна Николаева. Женщина попала к очень внимательному гинекологу Виктории Кирилловой.

Она обнаружила у Николаевой целый набор венерических заболеваний и тут же прописавшей дорогостоящий курс лечения «по уникальной технологии», деньги за который положила в свой карман. Ночью Анну с сильнейшими болями увезли на скорой в больницу, там прооперировали и никаких инфекций не обнаружили.

Довела до онкологии

Еще одну даму Кириллова лечила от реальной инфекции, но в другой клинике выяснилось, что все ЗППП (заболевания, передающиеся половым путем) при ней и остались. Плату за «чудо-лекарство» гинеколог также проносила мимо кассы.

– Жалобы на поборы Кирилловой заполнили форум «АлсМеда». После разбора ситуации в клинике с личным участием некоторых пострадавших врача уволили, – рассказали нам в Кировском райсуде Санкт-Петербурга, куда буквально на днях было направлено уголовное дело в отношении Виктории Кирилловой, обвиняемой в мошенничестве и превышении служебных полномочий. – Однако вскоре она возглавила новую клинику – «ЛендМед», которую организовала вместе с бывшей пациенткой Кристиной Горевой.

35-летняя Елена Челобитова (по просьбе следствия фамилии потерпевших изменены) обратилась к врачу, когда поняла, что задержка месячных в 45 дней – не просто нарушение цикла. Она пришла в «ЛендМед», где попала на прием к главе клиники Виктории Кирилловой. Та сделала ей УЗИ и обрадовала: срок беременности – восемь недель.

Елена давно мечтала о ребенке, но диагноз бесплодие заставил ее забыть о мечте. Несчастная рассказала все это доктору сразу, как только вошла в ее кабинет. Однако врач заявила: велика угроза выкидыша. Для сохранения плода у директрисы имелись и лекарство, и специальная методика...

Беременность все равно не удалось сохранить. Но доктор уверила Челобитову: она сможет сделать ее матерью – надо только раскошелиться. За несколько месяцев лечения женщина так и не смогла забеременеть. Наоборот, ее здоровье явно пошатнулось: она чувствовала себя ужасно, от слабости падала в обморок. Но оставила в кармане гинеколога 255 тысяч рублей.

Наконец коллега уговорила Елену обратиться к другому гинекологу. Диагноз – рак 4-й стадии – прозвучал как приговор. По мнению онколога, новообразования у пациентки, по всей видимости, были вызваны введением безумных доз гормональных препаратов, которые ей назначала Кириллова. Челобитова написала на бывшего лечащего врача заявление в прокуратуру. И узнала, что она не единственная потерпевшая от рук гинеколога. В отношении доктора возбудили уголовное дело.

– Лишь треть пациенток Кирилловой действительно проходили обследование в медлабораториях. Результаты остальных анализов, которые приходят в электронном виде, она «рисовала» сама, – пояснил нам сотрудник МВД по Северо-Западному федеральному округу, близкий к следствию. – Кириллова на первом осмотре предлагала женщинам дорогое лечение и, как только они соглашались, пыталась «подружиться». Жаловалась, что из четырех бывших мужей ни один ей не помогает, только в долг берут, все ее угнетают, а Горева так и вовсе норовит отобрать бизнес.

Она звонила пациенткам раз в день, давая советы. Ей сочувствовали, а «бедная женщина» тем временем купила на сворованные деньги «Кадиллак Эскалейд» и дом за городом.

«Еще бы потерпела – и умерла»

В 2011 году в «ЛендМед» обратилась пациентка с диагнозом замерший плод, поставленным в районной консультации. Вместо того чтобы произвести ей выскабливание, Кириллова ввела женщине лекарство для сохранения уже мертвого ребенка, уверяя, будто в поликлинике ошиблись и тот еще жив.

– Через сутки несчастную госпитализировали с сильнейшим маточным кровотечением. Еще бы потерпела – скончалась бы через пару часов, – пояснил источник нашему изданию.

Поток жалоб в правоохранительные органы от пациенток мерзавки не иссяк до сих пор. Однако большинство из них чеки выкидывали, результаты анализов в электронном виде уничтожали, а в медкарточках Кириллова фиксировала лишь результаты первичного осмотра. Никаких манипуляций.

Наконец дело передали следователю Следственного комитета Людмиле Самойленко. Она сумела организовать проведение судмедэкспертизы потерпевших специалистами Военно-медицинской академии. А пока длилось исследование, выяснила, что мошенница обманула даже несколько своих коллег.

Экс-администратора клиники «АлсМед» Валентину Левину Кириллова «излечила» почти на 300 тысяч рублей. Сначала «сохраняла» ее долгожданную беременность, потом заставила сделать аборт, объявив, что у плода внутриутробная деформация черепа. Левина все-таки что-то заподозрила и пошла консультироваться к другому гинекологу. От которого узнала, что вообще не была беременна и посему никакого аборта не делалось.

Самойленко ходатайствовала, чтобы Кирилловой вообще запретили заниматься врачебной деятельностью. Однако суд наложил запрет лишь на гинекологическую практику. И Виктория Геннадьевна открыла новую клинику, оформив ее на отца. Где и поныне числится как врач УЗИ и спокойно ждет окончательного приговора суда.


Источник: http://www.sobesednik.ru/

 

Петербургский НИИ скорой помощи готовится к химической атаке на саммите G20

skoraya 0a8f2Сегодня, 26 июля, в НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе прошли командно-штабные учения по организации приема и оказанию экстренной медицинской помощи пострадавшим, поступившим из очага химического заражения.

В ходе учений была проверена работа дежурной службы по оповещению комиссии по чрезвычайным ситуациям (КЧС) и сбору руководства НИИ скорой помощи при массовом поступлении пострадавших из очага химического заражения. Цель учений - проверка знаний и практических навыков медперсонала при переводе отделения экстренной медицинской помощи в приемно-сортировочное, а также при перепрофилировании коечного фонда других отделений при поступлении пострадавших в чрезвычайных условиях, развертывании двух отделений для легко пострадавших.

Учения проводились при участии петербургского комитета по здравоохранению в рамках подготовки к медицинскому обеспечению Саммита-2013 во время председательства России в «Группе двадцати» (G20).


Источник: http://doctorpiter.ru/

 

АФК "Система" планирует инвестировать в развитие своего медицинского бизнеса до 1 млрд долл.

afk-sistema a47adАФК "Система" планирует инвестировать в развитие своего медицинского бизнеса до 1 млрд долл. Об этом сегодня в интервью телеканалу "Вести 24" сообщил основной акционер, председатель совета директоров корпорации Владимир Евтушенков. По его словам, эти средства будут направлены как на реконструкцию существующих объектов, так и на строительство новых. В частности, часть средств будет вложена в строительство нового медицинского кластера в Москве.

По словам В.Евтушенкова, в России очень большой спрос на качественные медицинские услуги на фоне серьезного отставания отрасли от западных стран. "Это чрезвычайно сложный проект, он связан с человеком, с его здоровьем. Я верю в будущее этого проекта", - добавил он.

Ранее бизнесмен заявлял, что АФК "Система" намерена создать в Нагатинской пойме Москвы медицинский кластер в масштабах, сравнимых с инноградом Сколково. "Мы задумали создать медицинский кластер, где частные и государственные компании, а также иностранные, смогли бы построить медицинские учреждения. Такие кластеры, в частности, существуют в странах Персидского залива, в Америке. Там люди могут получить любую медпомощь. Создание такого кластера позволит привлечь иностранных специалистов, построить клиники, госпитали. Москва должна предоставлять мировой уровень услуг", - рассказывал в марте В.Евтушенков.

Он также сообщал, что инициатива поддержана президентом РФ Владимиром Путиным и премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым. Сейчас разрабатываются проекты постановления правительства и федерального закона, в котором будут прописаны все необходимые преференции для будущих резидентов кластера, в частности предполагаются налоговые и инфраструктурные льготы.

Кроме того, планируется привлекать иностранных специалистов, которые могли бы проводить высококвалифицированные операции. "Мы хотим, чтобы им разрешили делать операции. Также хотим, чтобы разрешили проектировать клиники по западным стандартам. В общем, много инновационных вещей закладываем. Это позволит сделать кластер центром практической медицины", - сказал В.Евтушенков.

Также предполагается, что государство сможет построить в кластере научно-исследовательские институты, возможно, учебное заведение. Кроме того, предусматривается, что в кластере будет размещаться городской и федеральный заказ, таким образом, обслуживание в клиниках смогут позволить себе практически все граждане.


Источник: http://quote.rbc.ru/

 

Здоровье купишь: почему частная медицина становится все популярнее

1280778467 doctor mani  145c9Еще некоторое время назад россияне недоверчиво относились к частной медицине, руководствуясь расхожим мнением о том, что такие клиники ориентированы на получение прибыли, а не на оказание эффективной помощи пациенту. Сейчас поход в частные медцентры становится привычной частью нашей жизни и, как отмечают эксперты, с каждым годом поток пациентов в такие учреждения неуклонно растет.

Мощным толчком к росту популярности частной медицины послужило развитие рынка добровольного медицинского страхования (ДМС), основными клиентами которого являются владельцы корпоративных полисов ДМС. Приобретение такой страховки имеет ряд преимуществ, ведь качество обслуживания в бесплатных поликлиниках и частных медучреждениях в большинстве случаев сильно различается, и чаще всего далеко не в пользу первых.

Первый и часто главный критерий, которым руководствуются люди при выборе медцентра, – это экономия времени и отсутствие утомительных очередей. Посмотрите, сколько вам нужно потратить сил и времени, чтобы посетить врача в госклиниках. И это несмотря на то, что появились электронные очереди, создаются специализированные медцентры и т. д. Все это в любом случае выглядит архаично: сначала вам нужно стоять в очереди за талоном, после этого прийти на прием к врачу в указанное время и провести там еще пару часов, но уже в новой очереди.

Зачастую эффективность медицинской помощи во многом зависит от оперативности, от возможности получить ее в максимально сжатые сроки, тогда, когда она необходима. Так, например, результаты лабораторных анализов в государственных поликлиниках нужно ждать неделю, за это время для вас как для пациента уже многое может измениться, тогда как частные клиники предоставляют итоги многих анализов уже на следующий день.

При этом важная отличительная особенность многих частных медцентров – это новейшее техническое оснащение. Диапазон заболеваний, которые лечатся внутри одного коммерческого медцентра, обширен. Теперь это по большей части современные, хорошо оснащенные многопрофильные учреждения, предлагающие широкий спектр медицинских услуг. Негосударственные клиники не только оборудованы новейшими приборами для диагностики и лечения, но и также постоянно отслеживают все новинки, выпускающиеся на рынке медицинской техники.

Как отмечает врач клиники восстановительной стоматологии «В путь» Андрей Альтамаре, наряду с извечным отставанием в оснащении и использовании инновационных материалов и техник, государственные учреждения вчистую проигрывают на сервисном поле. «В государственной медицине его просто нет. Нельзя забывать о выросшем информационном поле, интернете. Информация о медицинских услугах частных клиник стала доступна "не выходя из дома", как и информация о большинстве врачей с резюме и отзывами благодарных и не очень пациентов», - говорит А. Альтамаре.

Уровень предоставляемых услуг и высокая квалификация специалистов также способствуют популярности частной медицины. Только коммерческие медучреждения могут себе позволить содержать персонал высокой квалификации, труд которого оплачивается достойно. «Серьезно позиционирующие себя на рынке клиники активно участвуют в образовании персонала, в том числе и за границей, поощряется научная деятельность. Помимо профильного обучения, врачей и персонал частных клиник обучают навыкам ведения переговоров, комплексному подходу к проблемам пациента», - отмечает А. Альтамаре.

По его словам, популярность частной медицины в последние годы также связана с повышением уровня управляющих клиниками, которые демонстрируют знание маркетинга, рынка медицинских услуг, понимают, что хочет получить пациент, и активно используют эти знания.

Многие скажут, что, несмотря на все преимущества частных медцентров, государственная медицина имеет один огромный плюс – бесплатность. Но давайте разбираться. Ни для кого не секрет, что очень часто, приходя в государственную поликлинику, пациент вынужден платить в надежде получить более квалифицированную помощь и не стоять в очередях, ряд лабораторных исследований также проводится на платной основе, и не будем забывать про популярную в России «благодарность» врачу. Прием у врача частной клиники стоит в среднем примерно 800-1000 рублей, а в некоторых случаях первичная консультация бесплатна. Если нам все равно приходится платить, минуя кассу, тогда почему бы не обратиться сразу в частную клинику и получить более качественный уровень услуг с минимальными затратами времени?

При этом не нужно забывать, что самый лучший способ сохранить время и деньги – это профилактика заболеваний: лучше раз в год потратить одну субботу на прохождение обследования, чем заниматься лечением. Ни государственные, ни частные клиники, конечно, не дают стопроцентной гарантии качественного, высококвалифицированного и ответственного лечения.

Опыт показывает, что иногда, для того чтобы получить правильный диагноз, приходится обойти семь специалистов и в частных, и в государственных клиниках, и обратиться к знакомым. Как бы то ни было, выбор за вами. Тем не менее, если частные клиники не пустуют, значит, качество таких услуг пациентов привлекает больше, чем бюджетная альтернатива, даже если это качество стоит денег. Ведь современные медицинские центры имеют все условия для того, чтобы посещение их стало приятным и комфортным, оставляя только самые положительные эмоции.


Источник: http://lf.rbc.ru/