Последние новости



Трудовые мигранты могут получить медстраховку

DETAIL PICTURE  99261918 da112Если законопроект будет принят, около 3 млн трудовых мигрантов смогут получить медпомощь.

Министерство труда и социальной защиты России разработало законопроект, обязывающий трудовых мигрантов и их работодателей заключать договор о добровольном медицинском страховании, и направило его на согласование в Министерство юстиции, сообщает пресс-служба ведомства.

Целью нового законопроекта является улучшение процесса найма иностранных рабочих. Так как на трудовых мигрантов не распространяется обязательное медицинское страхование, обязательный договор о добровольном медицинском страховании позволит закрыть этот пробел в законодательстве. Этот договор по своей форме должен соответствовать программе обязательного медстрахования. При отсутствии такого договора медицинская помощь будет предоставляться иностранным рабочим по договору, заключенному между работодателем и медучреждением, предоставляющим услуги на платной основе. При заключении трудового договора мигрант должен иметь разрешение на работу, патент, разрешение на временное проживание или вид на жительство. Как только срок действия любого из этих документов истечет, иностранный рабочий должен быть отстранен от трудовой деятельности.

Эксперты Минтруда считают, что с изменением законодательства медицинскую помощь смогут получить порядка 3 млн трудовых мигрантов.

В начале июля 2013 года Государственная Дума России приняла в третьем чтении законопроект о повышении штрафов для трудовых мигрантов, нарушающих правила пребывания в стране, для Москвы, Санкт-Петербурга, Московской и Ленинградской областей. В случае если новый законопроект Минтруда будет принят, «обязательное добровольное страхование» станет еще одним условием, за нарушение которого последуют санкции.


Источник: http://newsland.com/news/detail/id/1217613/

 

Пациенты будут оценивать доброжелательность врачей и влиять на их зарплату

350x650 3LPaCRMyi41OTbQDKCWS 8ae4fПо результатам пилотных проектов в двух российских регионах Минздрав разрабатывает критерии оценки пациентами качества оказания медицинских услуг, которые в конечном итоге смогут влиять на оплату работы врача.
Пилотные проекты по оценке качества работы медицинских организаций завершились в Башкортостане и Пермском крае.

«Проведение независимой оценки качества деятельности медицинских организаций и выстраивание рейтингов направлены на реализацию пациентом права выбора медицинских организаций и повышение удовлетворенности их работой», — говорит заместитель министра здравоохранения Игорь Каграманян.

В конечном итоге показатели удовлетворенности будут влиять на зарплату врача, по системе так называемого «эффективного контракта».

Механизм формирования независимой оценки предусматривает обязательное создание при органах государственной власти в регионах общественных советов с участием общественных организаций.
Общественными советами пилотных регионов разработаны критерии оценки качества работы медицинских организаций потребителями услуг, в числе которых открытость и доступность информации, комфортность условий предоставления услуг, доброжелательность и внешнее благоустройство медорганизации. При этом базовые критерии оценки качества работы медицинских организаций должны быть едиными во всех регионах.


Критерий «Открытость и доступность информации» предполагает, что медицинская организация обязана в доступной форме информировать население о возможности получения медицинской помощи в рамках программы госгарантий, об эффективности методов лечения, о льготных лекарственных средствах и лекарственном обеспечении, о платных медицинских услугах и порядке их оплаты, а также проводить пропаганду здорового образа жизни и санитарно-гигиеническое просвещение населения.

Показатель «Оценка комфортности условий предоставления услуг» позволяет оценить внутреннее благоустройство места предоставления услуги (например, наличие работающего лифта для пациентов в многоэтажных поликлиниках, комфортность условий ожидания приема врача, санитарные условия) и внешнее благоустройство (например, возможность посещения медицинских организаций лицам с ограниченными возможностями здоровья, наличие автомобильной парковки, освещение территории). Пилотный проект показал средний уровень реализации требований по этому показателю.

Критерий «Доброжелательность» включает отношение медицинского персонала к пациенту, отсутствие посторонних во время приема у врача, неразглашение персональных данных пациента третьим лицам. Как показал пилотный проект, не все организации по этому критерию набрали максимальное количество баллов. Еще один критерий «Оценка внешнего благоустройства» учитывает безопасный проезд, удобный проход к медицинской организации.

Пилотный проект проводился только в амбулаторно-поликлинических учреждениях и в дальнейшем эти критерии будут дополнены оценкой специализированных и стационарных учреждений. Не позднее 22 августа все регионы должны представить в Минздрав итоги проведенного самоанализа и предложения по доработке базовых критериев, а также дополнительные критерии для оценки специализированных и стационарных медицинских учреждений.

Далее с учетом поступивших из регионов предложений Минздрав и Минтруда подготовят методические рекомендации для проведения независимой оценки и выстраивания рейтингов, которые будут вынесены на общественное обсуждение.

Напомним, согласно Плану деятельности Министерства здравоохранения на 2013-2018 годы уже в декабре планируется создание во всех регионах страны системы оценки качества предоставления медицинских услуг.


Источник: http://doctorpiter.ru/articles/7020/

 

Комитет по здравоохранению заплатит петербурженке 14 тысяч рублей

350x650 u4VNGB1Nw7q6bU3g6mXB 86d61Прокуратура Колпинского района требует суд взыскать почти 14 тысяч рублей с комитета по здравоохранению в пользу петербурженки, которой пришлось за свои деньги покупать полагающееся по льготе лекарство для дочери.

Прокуратура провела проверку по обращению мамы малолетней девочки. Ребенку, в силу ее заболевания, необходим прием жизненно важного лекарственного препарата — «Леветирацетама» (лекарства от эпилепсии).

Как сообщается на сайте горпрокуратуры, врач районной поликлиники выписывал рецепты на этот препарат, которые полагался ребенку по льготе, однако получить его в аптеке мама девочки не могла — его просто не было. Поскольку прием лекарств ребенку необходим постоянно, мама была вынуждена покупать его за свои деньги, в итоге потратив на это около 14 тысяч рублей.

По результатам проверки прокуратура предъявила в Куйбышевский районный суд Петербурга исковое заявление в защиту интересов несовершеннолетней девочки к комитету по здравоохранению с требование обязать его организовать обеспечение лекарством и взыскать компенсацию за приобретенные лекарств в размере 13 тыс. 840 рублей.


Источник: http://doctorpiter.ru/articles/7024/

 

Как минимизировать риск заболеть раком – главный онколог России

По официальным данным Министерства здравоохранения РФ примерно 2,8 миллионов российских граждан живут со смертельным диагнозом - "рак", и сегодня их количество постоянно растет. Среди основных причин смертности, именно онкология занимает второе место в мире, первое принадлежит сердечнососудистым заболеваниям.

Ужасающая статистика смертности

Как рассказал в своем интервью в СМИ Михаил Давыдов, директор онкологического научного центра в России им. Блохина, а также академик РАМН и РАН, главный онколог Российской Федерации, закупаемое на бюджетные средства оборудование не может сильно повлиять на количество онкологических заболеваний в стране. Оборудование может решить только материальную и техническую сторону данного вопроса, и как отметил Михаил Давыдов, данная проблема в значительной степени уже решена в российских больницах.

Во многих медицинских отделениях было полностью обновлена техника как радиологическая, так и диагностическая. Сейчас во многих медицинских учреждениях строятся отдельные ПЭТ-центры. При этом показатель заболеваемости онкольным заболеванием в России соответствуют сегодняшним показателям в странах Европейского союза. Смертность немного выше по причине того, что существует неорганизованность противораковой службы и собственно довольно слабой ранней диагностики заболевания.

Сейчас в России очень многие медицинские учреждения работают исключительно в одиночном режиме, а их региональные особенности заключаются в том, что их очень сложно проконтролировать. Сейчас есть очень многие перспективные разработки, которые при успешной реализации способны сдвинуть сегодняшний негативный показатель смертности в более позитивное русло, - передают эксперты раздела "Новости России" издания для инвесторов "Биржевой лидер".

Во многих медицинских центрах проводится совершенствование методов как клинической, так и доклинической проверке, которая способна выявить чувствительность опухоли к тому, или иному медицинскому препарату, - передают эксперты раздела "Новости России" издания для инвесторов "Биржевой лидер".

Новые методы лечения онкольных заболеваний в России

Использование данных методов способно в значительной мере увеличить эффективности лечения больных, потому как в данном случае нисколько не теряется время на терапию и подбор необходимых медицинских препаратов. Но проблема в том, что данный подход к лечению онкольных заболеваний все еще находится на стадии доработок тестирования, а потому не применяется массово в больницах.

Отвечая на вопрос журналистов, какие причины возникновения у человека рака толстой кишки, Михаил Давыдов ответил, что раковое заболевание происходит по причине мутации того или иного гена в организме человека. Так, наиболее часто это происходит на фоне каких-то хронических воспалительных процессов. Тут не составляет исключение и рак толстой кишки, - передают эксперты раздела "Новости России" издания для инвесторов "Биржевой лидер".

Также Давыдов заметил, что посещать онколог российским гражданам следует с пятидесяти лет, и не реже одного раза в год проходить полное обследование. Так, женщина должна будет посещать мамолога, проктолога и гинеколога. Мужчины должны будутсделать полный рентген толстой кишки, предстательной железы, обследовать желудок и конечно же сделать рентген легких.

Соблюдение этих форм является наиболее ранним способом выявления раковой опухоли в организме человека, и естественно предотвратит ее распространение, - передают эксперты раздела "Новости России" издания для инвесторов "Биржевой лидер".

Напоследок Михаил Давыдов выразил свое негативное отношение к омолаживанию стволовых клеток, или же лечению их. Согласно научным обоснованиям, применение стволовых клеток можно проводить только во время пересадки костного мозга, или же пересадка гемопоэтических стволовых клеток периферической крови.


Источник: http://www.profi-forex.org/novosti-rossii/entry1008172610.html

 

Кровный вопрос - как и зачем люди добровольно сдают кровь

Для того чтобы наполнить банк крови, доноров должно быть в два с половиной раза больше, чем сейчас. Дефицит катастрофический. Платно или бесплатно? Добровольно или принудительно? Пока решаются эти сложные вопросы, в Москве прошла акция по сбору крови, организованная Московским молодежным многофункциональным центром при поддержке волонтерского движения «Мосволонтер» и столичными станциями переливания крови.

— Есть кто на сдачу? Чем раньше кровь повезем, тем лучше. Все сдали? — кричит врач. — Быстрее, а то уедем!

— Василиса, вы же хотели, — неуверенно произносит пресс-секретарь Елена.

«Проверить на себе, журналистский эксперимент... И кто меня за язык дернул…» — крутится голове. Нельзя сказать, что мне не хотелось стать донором. Первый раз, говорят, страшно. И еще эта пугающая цифра — 500 миллилитров. Я направляюсь в актовый зал, где разместился мобильный пункт сдачи крови.

— Ты меня, кажется, обманываешь, — всматривается в мое лицо доктор, женщина лет тридцати. У нее такой проницательный взгляд, что я едва могу его выдержать. — Ну где, покажи мне, где у тебя тут больше п­ятидесяти килограммов веса?

— Честное слово есть, даже больше — все шестьдесят! — вру я и от стыда опускаю глаза в пол.

Заполняю анкету. Противопоказаний, как выяснилось, огромное количество. Разглядывая анкету еще до ее заполнения, я четко понимала, что вряд ли могу быть донором. Кровь забракована не будет, а вот грохнуться в обморок вполне могу. Но редакционное з­адание есть — отступать некуда. Да и интересно понять, во-первых, зачем люди безвозмездно сдают кровь, а во-вторых, что они при этом чувствуют.

— Вы уже пятнадцать минут в кресле. Еле р­укой работаете! Сжимайте-разжимайте! — прерывает мои размышления врач. — И сильнее! Я вам покажу.

— Но я не могу сильнее, — беспомощно улыбаюсь я.

— Все могут. И ты можешь. Качай! — еще сильнее зажимает мне руку доктор.

Чем дольше сидишь в кресле, тем сильнее слабость. И даже мысль о том, что в вестибюле меня ждет чай с плюшками, а в сумке припрятана шоколадная паста, не спасает. Кому-то рядом плохо. Девушка в спортивном костюме передо мной теряет сознание.

— Все-таки это большая кровопотеря, пятьсот миллилитров, — объясняет врач. — Так что, когда мы закончим, лучше отложить все дела и встречи, выпить много воды и купить на ту тысячу, что мы тебе сейчас дадим, еды. Чем скорее, тем лучше.

Я удивлена, ведь донорство в России теперь бесплатное! Единственная компенсация — это обед. Но, как оказалось, не все так просто.

— Нам, выездному отделу, пока удается отказываться от пайков: вместо обеда мы выдаем тысячу на питание, — говорит врач и просит не упоминать ее имя в статье. — И вот почему. На станции переливания крови бывают случаи, когда люди берут, например, воду из этого пайка, а все остальное выкидывают. И это не они, простите, зажрались. Людей нужно деньгами стимулировать! К примеру, в пайке колбаса, а люди, может быть, мяса хотят. Человек бы взял тысячу и купил на нее все, что ему захотелось.

— Но здесь двоякая ситуация, — вступает в разговор ее коллега. — Если платить людям за кровь, могут возникнуть проблемы. Сумма за дозу крови варьируется от полутора до четырех тысяч рублей в зависимости от группы и резуса. Все-таки какие-никакие, а деньги. И для многих это был дополнительный заработок. В этом нет ничего плохого, если бы не одно но. Процент бракованной крови в этом случае больше, чем когда сдают волонтеры. Многие люди, которые сдают кровь ради денег, сознательно идут на обман.Ведь вопросы в анкете достаточно прямые и прозрачные, и чтобы догадаться, где здесь правильный ответ, много ума не надо.

— А как же предварительные анализы? — удивляюсь я.

— Предварительный анализ крови, конечно, может многое показать, но далеко не все, — продолжает моя собеседница. — А кровь мы не чистим, если есть заражения, она сразу бракуется. Даже если есть подозрения, но н­арушений не выявлено, кровь обязательно перепроверяют. И если хоть что-нибудь находят, ее выкидывают.

Ясно, что даже пятьсот миллилитров в­ыкинутой крови — это как минимум н­есколько тысяч бюджетных рублей. В ­случае высокого процента бракованной крови получается круг­ленькая сумма, даже с учетом того, что д­оноров в России сейчас только 1,7% вместо необходимых по подсчетам врачей хотя бы 4% от числа всего населения.

— Могу сказать за многих трансфузиологов: мы считаем, что сдавать кровь — это прежде всего гражданский долг, — говорит врач.

— Многие из нас почетные доноры, — перебивает ее коллега. — И то, что так много людей перестало сдавать кровь, кое-что говорит о нашем обществе.

Но я, прислушиваясь к тому, о чем говорят в очереди доноры-добровольцы, обнаруживаю и другие причины.

— Я знаю, каково это — быть родственником больного и ждать хотя бы платного донора. Платного, понимаете? Уже и деньги платить были готовы, но крови не было! — горячится женщина лет сорока.

Мы вот сегодня с мамой сюда пришли и понятия не имели, заплатят нам, не заплатят, дадут компенсацию на еду или какой-нибудь паек, не дадут. Мы пришли, потому что надо

Таких историй много. И врач, который б­ерет кровь на станции, объясняет:

— Сейчас система такая. Попадает родственник в больницу, и ему нужна для операции кровь. Ее вообще-то обязаны предоставить, ведь мы-то бесплатно ее собираем. А врачи вот что говорят: пока четырех доноров не приведете, операцию делать не будем. Или так: до тех пор пока справки не предоставите, что родственники больного кровь сдали, операции не будет. Страшно сказать, но такое встречается очень часто. И в роддомах, и в больницах.

— Но ведь бывают случаи, когда у родственников противопоказания…

— А тут начинается самое интересное. В этой ситуации родственники больного вынуждены донора покупать. Натурально — они стоят около станции с протянутой рукой. Просят случайных людей за вознаграждение сдать кровь вместо них. Если это оказывается постоянный донор, проверенный, и его кровь соответствует требованиям, — все хорошо. Банк получает кровь, родственник больного — нужную справку, а донор — вознаграждение. Если же донор случайный и выясняется, что его кровь забраковали, то справка тоже оказывается недействительной. И это означает, что родственник пациента потратил деньги впустую — нужно искать следующего донора.

Врачи говорят, что вынуждены требовать справки, чтобы хоть как-то пополнить пустующий банк крови. Одними волонтерами эту проблему решить не удается. Даже самые а­ктивные, которые приходят сдавать кровь каждые три месяца, пока не могут обеспечить Москву, что уж тут говорить о провинции.

— Это закон бумеранга, понимаешь? — объясняет мне девушка-волонтер, которая приходит сдавать кровь раз в квартал. — Со всеми все может случиться. И плохое тоже. Сейчас ты помогаешь, завтра тебе. Мы вот сегодня с мамой сюда пришли и понятия не имели, заплатят нам, не заплатят, дадут компенсацию на еду или какой-нибудь паек, не дадут. Мы пришли, потому что надо.

Даже мысль о профессиональном долге и спасении человечества не внушала мне т­акую уверенность, как закон бумеранга — этой девушке. Впрочем, уже через полчаса я на себе испытала силу того самого бумеранга, когда помог ты — помогают тебе. Стрелки часов отсчитывали пять минут, десять, пятнадцать…

— Ну что, оклемалась? Шестьдесят килограмм, шестьдесят килограмм… вот они, твои шестьдесят килограмм!

Нашатырь. Чьи-то руки. Кажется, мне делают массаж.

Актовый зал пустеет, пункт сдачи крови сворачивается. Все доноры разошлись по домам, а я только начала приходить в себя.

— Господи, мы чуть не убили журналиста «Русского репортера»! — кто-то бегает вокруг моего стула и повторяет эти слова как мантру.

— Встать можешь? — спрашивает врач.

— Да, кажется...

— У тебя вопросы какие-то были, давай отвечу, пока не уехали. Только без имен, — предлагает еще одна женщина-доктор лет пятидесяти, и пока я, приходя в себя, прихлебываю чай и вспоминаю свои вопросы, начинает рассказывать сама.

— Я работаю на станции переливания крови больше двадцати лет. После развала СССР и закрытия Красного Креста стало тяжко. При чем тут развал СССР? Потому что раньше у предприятий было обязательство: десять процентов от всех работающих должны были сдавать кровь. Это норма. Кто норму не выполнял, сразу на ковер к начальству.

— А Красный Крест?

— После развала Союза необходимо было ­искать предприятия, которые готовы были организовать день донора, — продолжает моя собеседница. — День донора — это отгулы. Какому начальству это нужно? Сейчас и нормы такой нет, а значит, и сверху по голове настучать некому. С Красным Крестом у нас был план на год вперед. Они брали на себя часть логистики. А теперь нам, выездному отделу, план намного сложнее выполнить. Нас только катастрофы и спасают.

Я поперхнулась чаем.

— Да, чему ты удивляешься? Это жизнь. Если пожар или взрыв, кому сразу звонят? Нам. Мне запомнился 93-й год и Белый дом. Тогда мы на станции ночевали, такое количество людей было. Когда у нас что-то случается, н­арод все-таки реагирует, сам звонит.

— Поехали, кровь портится!

Моя врач хватает чемоданчик, я вместе с ней выхожу в вестибюль. Там еще остается несколько студентов, которые что-то бурно обсуждают.

— Ребята, а правда, что сессию продлевают за донорство? — спрашиваю я.

— Есть такое дело, но всего на пару дней. Да мы тут не поэтому.

Я вопросительно смотрю в сторону де­вушки.

— Понимаешь, чувство, когда ты делаешь что-то полезное, даже в ущерб себе, — оно классное.

— Это, кажется, называется самолюбование.

— Нет! — обиженно восклицает девушка. — Это, знаешь, как что-то любимое и дорогое отдать. Сначала как-то грустно, а потом н­ачинаешь получать удовольствие от того, что поделился чем-то просто так.

На самом деле студенты действительно ­самая активная группа доноров.

Во-первых, многие вузы сотрудничают со станциями переливания крови. Во-вто­­рых, это тот возраст, когда еще хочется совершать подвиги и менять мир к лучшему.

— Молодежь сегодня — это, на мой взгляд, одна из самых, если не самая активная часть населения, — говорит Василий Овчинников, директор Московского молодежного многофункционального центра. — Взять хотя бы волонтеров — наш центр постоянно с ними сотрудничает. У меня исключительно приятные впечатления от работы с этой возрастной категорией: они активны, умны и, что самое главное, любознательны.

Большая часть волонтеров — это студенты. Но несмотря на их активность, крови все равно пока не хватает. Врачи из выездного отдела московской станции переливания крови объясняют, что студенческая кровь поступает к ним осенью и весной. А во время сессий, зимой и летом, этот источник пересыхает.

Между тем на базе Московского молодежного многофункционального центра создана дирекция проекта «Год волонтера», и любой человек может уже сегодня помочь, просто позвонив по бесплатному телефону: 8 (495) 666-56-54.


 

Источник: http://www.rusrep.ru/article/2013/07/17/krov/