Последние новости

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей


Медицина должна быть частной, но оплачиваться страховкой

600 9af26До 2005 года в России насчитывалось около 20 тыс. амбулаторных и 10 тыс. стационарных государственных и муниципальных учреждений здравоохранения.

Потом прошла бюджетная реформа, разделившая учреждения здравоохранения на автономные, бюджетные и казенные, затем бюджетная оптимизация, в результате которой одни учреждения здравоохранения присоединялись к другим, а то и просто ликвидировались, и в итоге оставшиеся муниципальные учреждения здравоохранения перешли в государственную собственность субъектов Федерации. Выстроились три едва ли кому нужных уровня оказания медицинской помощи.

Число государственных учреждений здравоохранения сократилось по меньшей мере в три раза. Они участвуют в программах обязательного медицинского страхования (ОМС) наряду с частными медицинскими организациями. В 2013 году среди участвующих в программах ОМС 14% составляли частные организации.

Министр здравоохранения утверждает, что на следующий, 2014 год уже выстроились в очередь больше 1,6 тыс. частных организаций (18% от общего числа участников программ ОМС). Сами частники выгоду видят в возможности благодаря участию в ОМС нарастить клиентскую базу и подстраховаться на случай кризиса.

Сложилась казавшаяся невозможной всего несколько лет назад ситуация: государство уповает на недавно классово чуждую частную медицину как на спасительную силу. Ведь частную медицину именно государство выставляет перед гражданами бесчеловечной альтернативой бесплатному здравоохранению.

Что это – добросовестное заблуждение или недобросовестное введение в заблуждение других? Особенно в свете естественных процессов, приведших частную медицину к возможности финансирования из государственной казны, по ОМС. Значит, противопоставлением бесплатному здравоохранению является отнюдь не частная медицина.

Зачем же было огород городить с бюджетной реформой и с бюджетной оптимизацией, кому были нужны три вида учреждений, если в итоге пришли к очевидному выводу, что частные медицинские организации – не иностранные агенты и очень даже полезны в деле оказания медицинской помощи. Что мешало хотя бы изведенную часть учреждений здравоохранения превратить в частные медицинские организации?

Неуклюжие и в абсолютном большинстве тщетные попытки скрытой приватизации предпринимаются с 2005 года, когда был принят Закон «О концессионных соглашениях». Правда, пока нашелся лишь один соискатель такой благодати.

Другая попытка – разделить учреждения по доступу к кошельку граждан в результате бюджетной реформы. Опять же без успеха: желающих автономии, на деле пополняющей казну государства, и тут оказались считанные единицы.

Министр здравоохранения РФ ждет закона о государственно-частном партнерстве. Мол, бизнес кинется пахать на государство. Но партнерство – это когда несколько рыбаков ловят рыбу. А рыбак и рыбы, продавец и покупатель – это не партнерство. Тем более, привлечение инвестиций. Для использования в азартных играх государства со своей бюрократией или наоборот? Так ведь и извне здравоохранения инвесторы бегут с российского Поля чудес. А частная медицина с инвестициями и без министра разберется.

Наконец, аутсорсинг. Будь это частная медицина, вопросов не возникло бы. Никто не говорит, что бухгалтерия, уборка, очистка помещений, приготовление еды, стирка и так далее не могут быть переданы на аутсорсинг. Но государственные учреждения здравоохранения, существующие на деньги налогоплательщиков, распоряжаются этими деньгами не как своими и как своими распоряжаться просто не могут. Поэтому, чтобы их присвоить, администрация больниц и поликлиник на паритетных началах с вышестоящей бюрократией просто создают аффилированные конторки, качающие деньги на аутсорсинг из государственной казны в частные кубышки.

К этому, впрочем, не привыкать – в той же системе ОМС между государственными внебюджетными фондами и государственными учреждениями здравоохранения уже с момента образования в первой половине 90-х засели частные страховые медицинские организации, паразитирующие тихо и лихо.

Учреждения, основанные на не собственном имуществе, изжили себя. Оставаясь, как в советские времена, исполнительным продолжением органов управления здравоохранением, на деле они выступают как некая посредническая структура между врачом и пациентом, между покупателем-государством и продавцом-товаропроизводителем и так далее. Самостоятельности такое учреждение иметь не может в силу имущественной зависимости от учредителя-собственника. Юридическую автономию имеет частник.

Все свидетельствует, что медицина должна стать частной. Это в интересах и общества, и государства. Бюрократия против, потому что тогда не сможет ничего диктовать медицине. Именно отсюда бюджетная реформа, концессионные соглашения. Основная идея – удержать медицину в зависимости.

Частной медицине безразлично, за или против чего бюрократия. Частная медицина – против того, что дезорганизует ее экономическую активность. В настоящее время – это трудовые отношения с медработниками, прежде всего – с врачами. За ошибки, неэтичное поведение врача отвечает его работодатель. За такие же ошибки расплачиваются и учреждения здравоохранения, причем чем дальше, тем больше.

В 2009 году было заявлено, что выпускники медицинских вузов будут получать вместе с дипломом пакетную лицензию с конкретным перечнем видов медицинской деятельности, которую они могут выполнять. Затем стали говорить о страховании от врачебных ошибок. Но связывать с деятельностью врачей и лицензирование, и страхование можно только в одном случае – если лишить их положения работника и наделить юридическими качествами самостоятельного хозяйствующего субъекта.

Отделять нужно не государственное здравоохранение от частной медицины по различиям имущественной принадлежности, а медицину и финансирование по институциональным различиям деятельности. Как всюду за рубежом. Чтобы люди могли обращаться за медицинской помощью, нужен просто частнопрактикующий врач. Как и врачи-специалисты, деятельность которых разумно оплачивается государством.


Источник: http://www.ng.ru/

Дефицит здоровья

lekarstva a3ea6Стагнация в экономике страны и необходимость сокращать расходы бюджета создали дополнительные проблемы реформе здравоохранения, у которой и своих проблем полно.
Глава Счетной палаты Татьяна Голикова при обсуждении проекта бюджета в Госдуме предположила, что с 2014 г. качество медицинских услуг ухудшится, особенно в Москве и Петербурге. Законодательных механизмов, обеспечивающих перевод расходов на некоторые виды высокотехнологичной медпомощи из федерального бюджета в Фонд обязательного медицинского страхования, не создано, что увеличивает риски недофинансирования.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова, комментируя это, твердо обещала, что в 2014 г. никаких осложнений с оказанием качественной медпомощи не будет, зато в 2015-2016 гг. при дальнейшем урезании расходов на здравоохранение они могут появиться. Если в 2014 г. Минздрав видит резервы пополнения ФОМС, то в 2015-2016 гг. уже не видит, тем более что список видов медпомощи, финансирование которых передается в ФОМС, будет сильно расширен.

Министр финансов Антон Силуанов, комментируя то и другое, сказал, что объем финансирования здравоохранения не уменьшается, а увеличивается: в 2013 г. совокупно было 2,459 трлн руб., в 2014 г. будет 2,508 трлн руб., в 2015 г. — 2,6 трлн руб., в 2016 г. — 2,8 трлн руб. Просто мы переходим на страховые принципы в здравоохранении.

Голиковой надо самоутверждаться на новом посту — удобнее всего за счет реформы, начатой в ее бытность министром здравоохранения и социального развития. Она ее хорошо знает, а преемники, как всегда, все делают не так. К слову, Скворцова недавно опубликовала большую статью, отвечая на критику реформы в обществе и предупреждая «перегибы на местах».

Скворцовой нужно, с одной стороны, оправдаться, с другой — попросить увеличения финансирования. Потому что финансирование здравоохранения действительно уменьшается. Силуанову нужно показать, что денег достаточно (а если недостаточно — так это от неправильного освоения), и он приводит абсолютные цифры, но ничего не говорит об учете инфляции и о доле в ВВП. А доля расходов на здравоохранение в ВВП снижается с 3,6% в 2013 г. до 3,2% в 2016 г.

На страховые принципы мы постепенно переходим уже давно и трудно. Переход на новые принципы работы «Скорой помощи» в 2013 г. сопровождался многочисленными сбоями и административными проблемами — так что Голикова вправе предположить аналогичные процессы в дальнейшем. Качество планирования, законотворчества и управления в российском государстве таково, что подобный прогноз может сделать любой. Наверное, какой-то механизм перевода средств из бюджета в ФОМС появится.

Но беда не только в администрировании. Известно, что ОМС покрывает сейчас незначительную часть стоимости медпомощи, остальное идет из бюджетов регионов. Летом Владимир Путин называл цифру дефицита региональных программ бесплатной медицинской помощи в 120 млрд руб. для 54 субъектов Федерации. Чтобы хотя бы свести концы с концами, в бюджетах регионов и в фондах ОМС должны появиться волшебные дополнительные доходы.


Источник: http://www.insur-info.ru/

В.Путин высказался за частную платную медицину в России

putin bb14eПрезидент Владимир Путин считает, что в России необходимо развивать и поддерживать частную платную медицину. С соответствующим заявлением он выступил сегодня в Ново-Огарево на заседании президиума Госсовета.

По словам В.Путина, россияне должны иметь не только право на выбор клиники, но и реальную возможность этого выбора. К сожалению, посетовал он, на сегодняшний день это право сильно ограничено: частных медучреждений в РФ в три раза меньше государственных.

"Но главное, они, как правило, небольшие, узкопрофильные, а подчас и слабо оснащены", - указал глава государства, добавив, что, несмотря на наличие отдельных дорогих и профессиональных клиник, частный сектор предоставляет всего 2,2% от общего объема медицинских услуг.

Вместе с тем В.Путин обратил внимание на то, что нужно исключить саму возможность замещения бесплатной государственной помощи платной. "Сейчас таких случаев немало", - подчеркнул президент.

Он добавил, что более 70% обращений за платными услугами происходит из-за того, что люди практически ничего не знают ни о программе госгарантий бесплатной медпомощи, ни об условиях ее предоставления. В связи с этим президент потребовал проинформировать россиян об этом и изложить данные сведения так, чтобы они не вызывали никаких двойных толкований.

В.Путин в ходе своего выступления также раскритиковал термин "медицинские услуги", который часто употребляют, говоря о здравоохранении. По мнению президента, медицина не является сферой обслуживания, и ее недаром называют "искусством врачевания".

"Профессия врача, медсестры предполагает служение людям. И в нашей стране огромное количество медработников с честью выполняют эту почетную миссию", - заявил В.Путин. Президент добавил, что в этой деятельности всегда будут цениться милосердие, благородство и внимательное отношение к пациентам.

По словам главы государства, воспитание таких качеств у студентом медвузов должно быть таким же приоритетным, как и получение современных знаний."Необходимо вести тщательный отбор среди абитуриентов, поступающих в высшие и средние образовательные учреждения медицинского профиля. Здесь должны учиться те, кто считает медицину своим призванием", - подчеркнул он.


Источник: http://top.rbc.ru/

КАЧЕСТВО МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ НЕ УХУДШИТСЯ

skvortsova a35b2Министр здравоохранения Вероника Скворцова не согласилась с Татьяной Голиковой по поводу возможного ухудшения государственной медицины.
Осложнений с оказанием медицинской помощи россиянам в 2014 году не будет, сказала министр здравоохранения, отвечая на просьбу журналистов прокомментировать выступление главы Счётной палаты Татьяны Голиковой.
25 октября в Госдуме на первом чтении законопроекта о Федеральном бюджете Татьяна Голикова выразила опасение, что ситуация в государственной медицине в следующем году может ухудшиться. Это связано с изменениями в финансировании, которые произойдут с 2014 года, уточнила глава СП, подчеркнув, что пока не созданы механизмы, которые бы компенсировали сокращение бюджетного финансирования государственной медицины, пишет «Российская газета».
В результате работа федеральных медучреждений, которых особенно много в Москве и Санкт-Петербурге, может осложниться.
Фактически речь идет об оказании высокотехнологичной медицинской помощи - дорогостоящих операциях и других новейших видах лечения.
- Я могу твердо сказать, что в 2014 году никаких осложнений с оказанием качественной медицинской помощи не будет, - заявила Вероника Скворцова.
В министерстве здравоохранения "Российской газете" пояснили, что сокращение бюджетного финансирования федеральных медцентров будет компенсировано увеличением денежных поступлений из Фонда обязательного медицинского страхования. Для этого некоторые виды высокотехнологичного лечения были включены в программу госгарантий. А сам фонд получит дополнительные деньги - примерно 200 млрд рублей (ранее эти средства шли на модернизацию здравоохранения - за счет них переоборудовались поликлиники и больницы). Кроме того, увеличивается страховой тариф за неработающее население, то есть должны возрасти поступления в систему ОМС из региональных бюджетов.
- При изменении источника финансирования нормативы оплаты высокотехнологичной медицинской помощи остались такими же, что и были, - уточнили в ведомстве. - Сколько получала клиника, например, за операцию стентирования или ЭКО, столько и будет получать. Только средства будут идти не из бюджета, а через фонды ОМС. Таким образом, в министерстве не видят угрозы того, что какие-то участки в системе оказания медпомощи окажутся на "голодном пайке", сообщает издание.
Перевод финансирования здравоохранения на "одноканальную" систему, то есть исключительно из средств ФОМС, продолжается уже не первый год. В 2013 году, в частности, за счет обязательного медстрахования стала оплачиваться работа скорой помощи, которая раньше традиционно финансировалась из бюджета. Сбоев в работе скорой в начале года было немало; например, страховщики отказывались оплачивать работу медицинских бригад, которые выезжали по ложному вызову, а врачи жаловались на уменьшение заработков. Чтобы выправить ситуацию, понадобилось несколько месяцев.
Что касается изменений с высокотехнологичной медициной, в министерстве подчеркивают, что с будущего года изменяется порядок финансирования лишь некоторых, наиболее массовых, хорошо растиражированных ее видов - в частности, операций по стентированию, эндопротезированию суставов, экстракорпоральному оплодотвороению.
- Эти операции уже хорошо освоены в региональных клиниках и выполняются там даже в большем объеме, если сравнивать с федеральными медцентрами. Что касается более сложных операций - на открытом сердце, например, в нейрохирургии, трансплантологии и т.д., - все они по-прежнему будут финансироваться за счет бюджета, - говорят в Минздраве.
Уменьшится ли при этом количество квот по каждому конкретному направлению, каждому виду лечения - сказать пока не берется никто.
При этом Вероника Скворцова высказала опасение, что в 2015-2016 годах ситуация может стать менее благополучной. Резервы, которыми наполняют ФОМС для работы в 2014 году, иссякнут. И дальнейшие урезания расходов федерального бюджета на госмедицину могут оказаться болезненными. К слову, в 2015 году перечень видов ВМП, передаваемых в ведение ФОМС, должен существенно расшириться.
- Мы бы хотели, чтобы те финансовые ограничения, которые пришли сегодня на федеральный бюджет по здравоохранению, ограничилась теми "урезаниями", которые были на 2014 год. И хотели бы использовать 2014 год для дополнительных обоснований потребностей здравоохранения на следующий период, - сказала Вероника Скворцова. При этом министр отметила, что важно, чтобы финансовые интересы отрасли отстаивал не только Минздрав, но и контрольные органы, пишет «РГ».


Источник: http://www.medvestnik.ru/news/kachestvo_medicinskih_uslug_ne_uhudshitsya/

Медицина в унитазе

350x650 4xIUJK5OyxMMYs5tDsC9 59e95Теракт в Волгограде ознаменовался неожиданным продолжением: пациенты, попавшие в больницы, рассказали об уровне медицинского обслуживания в провинциальной лечебнице. Вряд ли в другое время на эти жалобы кто-то обратил бы внимание, но резонанс вокруг некачественной медицины даже для пострадавших в теракте привел к увольнению главного врача больницы №7 Волгограда.

Лилия Шмиц и ее двухлетний сын Дима, ехавшие в злополучном автобусе, были госпитализированы в отделение травматологии. Посетившие их родственники возмутились тем, что пострадавшим не оказывается помощь, не проводятся обследования. У женщины в результате полученной контузии были головные боли, не слышало одно ухо. На вопросы родственников, почему Лилия до сих пор не обследована, врачи пояснили, что она якобы ни на что не жалуется.

Чем же занимались в это время медики? По словам родственников Лилии Шмиц, в это время по больнице пробегали "табуны проверяющих из департаментов". Очевидно, врачи, в связи с пристальным вниманием, которое стало уделяться больнице из-за теракта, принялись "наводить марафет". А исправлять было что: по словам родственников Шмиц, придя в больницу, они застали Лилию с сыном в коридоре. Выяснилось, что в палате, куда положили контуженную при взрыве маму с ребенком, травили тараканов.

Состояние палаты, где разместили пострадавших, также вызвало вопросы у родных Лилии. Они обратили внимание на нависающий потолок, оборванные обои и сквозняк из щелей старых рам.

Когда власти не могут предотвратить теракты, они компенсируют это демонстрацией по телевидению душещипательных сюжетов о том, как "вся страна помогает пострадавшим". Жалобы родственников Шмиц в органы власти и в СМИ грозили разрушить эту сентиментальную картину, и в итоге областные чиновники уволили главврача больницы Игоря Меркулова с должности.

Тараканы и ободранные обои, сквозняк и обваливающийся потолок – приметы не только волгоградской "семерки", но и многих других больниц российской провинции. Совсем недавно блогер Uglich-jj опубликовал подборку фотографий, показывающих ужас отечественных больничных стационаров и роддомов. Блогер поместил рассказ молодой мамы, дочь которой была госпитализирована в Кировскую областную детскую больницу. Дочка лежала под капельницей, а маме дали матрас – чтобы спать на полу.

"Лечь-то я легла, но через минуту соскочила как ошпаренная – по мне бегали тараканы! По стенам, по полу, по матрасу! Они там толпами ходят! Я попросила переложить нас на большую кровать, но ответили, что эти кровати для подростков, а для детей кровати метр на полметра. Короче, оставшееся время, пока капельницу держали, я сидела на стуле рядом и давила тараканов", – рассказала мама.

Подборка блогера заполнена фотографиями больничных палат, впритык заставленных кроватями пациентов, санузлов с проржавевшей и десятилетиями не менявшейся сантехникой.

"Этот унитаз надо демонтировать и отослать в Москву – путинскому министру Голиковой. Пускай мадам экс-министр здравоохранения (с 2013 года – председатель Счетной Палаты) поставит его у себя в квартире в мега-дорогом комплексе "Остров Фантазий" в Крылатском. Оригинально, со вкусом и на память о пребывании на посту", – иронично прокомментировал блогер фотографию из больницы башкирского Белорецка.

"Думаю, что такую больницу в Еврейской автономии Гитлер бы тоже одобрил… Если ставить своей целью сократить население на определенной территории, то медицинская помощь должна выглядеть именно так", – снабдил комментарием блогер фотографию из лечебницы в ЕАО.

"Эти больницы называют бесплатной медициной. Но она не бесплатная. По российским законам с каждого рубля зарплаты государство берет особый налог – взнос на медстрахование. Примерно 5%. Т.е. люди, чьи истории тут описаны, которые лежат с детьми в ванных комнатах, на полу с тараканами, выпрашивают стакан воды у доктора, корчась от боли – они за все это еще и платят, из своей зарплаты", – подвел итог своей фотоподборки блогер.

Недостаток финансирования старых провинциальных больниц, приводящий к настоящей разрухе, и вороватость чиновников от медицины дополняются еще и безразличным, наплевательским отношением медперсонала к пациентам. Равнодушие становится просто изуверским по отношению к пациентам, за которых некому заступиться и некому заплатить.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по части 2 статьи 117 УК РФ (истязание в отношении заведомо несовершеннолетнего) по факту жестокого обращения с маленькими сиротами в самарской больнице.

26 августа и 12 сентября в инфекционное отделение горбольницы №2 имени Семашко поступили двое малолетних детей с диагнозом "врожденный хронический гепатит С". Один из детей был воспитанником дома ребенка "Солнышко" в Самаре, второй – воспитанником специализированного дома ребенка в Тольятти. "Во время их нахождения в учреждении работниками медицинского персонала ГБУЗ СО "СГКБ №2 имени Семашко" были причинены физические и психические страдания путем систематического совершения насильственных действий, выразившихся в том числе в оставлении малолетних детей на длительное время одних, без присмотра взрослых, в закрытом помещении, в одежде, не соответствующей погодным условиям, в антисанитарийных условиях", – сообщили в СКР.

Уголовное расследование стало возможным в результате жалобы в Росздравнадзор молодой мамы Елены Корневой, которая стала свидетельницей того, как относился персонал к сиротам.

"Ребенок постоянно мочился на пол от холода, – рассказала женщина, – а в больнице действительно были проблемы с отоплением. Малыш, одетый в короткие шортики и футболку (и это при том, что мы, взрослые люди, спали в теплых спортивных костюмах и под одеялами), постоянно истошно орал. От испражнений в помещении стоял ужасный запах. Я ни разу не видела, чтобы палату Вани убирали. Повсюду на полу валялись игрушки и грязные штаны. Только днем Ваню выводили из его "камеры". Ребенок очень радовался этим счастливым минутам. Правда, их было не больше 15-ти. Затем его запирали вновь".

"Ребенка кормили только тогда, когда мамочки уже не выдерживали детского плача и искали медсестру, чтобы сделать ей замечание. Мол, ребенок голодный, да и памперсы надо менять. Медсестра, дежурившая 11 сентября 2013 года, на мой вопрос "Кормили малыша или нет?" отвечала: "Не знаю! Мне не до него!", – поведала свидетельница.

По словам Елены Корневой, она пожаловалась в надзорные органы не только от того, что была шокирована увиденным в этой больнице, но и чтобы прекратить подобные ужасы и в других медицинских учреждениях.

Многократно в СМИ поднималась тема равнодушия медиков к пациентам и халатности из-за отсутствия реального надзора, но воз и ныне там, а перемен не ожидается.

Если у вас нет денег на лечение в дорогостоящих клиниках, то придется получать медуслуги в нынешней государственной системе здравоохранения, с соответствующим уровнем. Но и там не надейтесь на бесплатную помощь: деньги будут вымогать. Иначе рискуете разделить судьбы сирот и одиноких стариков, которых никто не желает лечить "за так". Впрочем, если у вас есть деньги, тоже не обольщайтесь: "коммерсанты в белых халатах" найдут у вас такие болезни, о существовании которых вы не подозревали, и отправят под скальпель, чтобы получить оплату за операцию, которой можно было бы избежать.

Хирург Центральной клинической больницы Прасковья Мошенцова, прошедшая путь от фронтовой медсестры до заведующей отделением "кремлевки", давая интервью еще в 1998 году, заявила, что не считает современных медиков своими коллегами и не называет их "врачами". "Раньше были врачи. А сейчас… Врачи у нас перевелись!", – сказала Прасковья Мошенцова.

Возможно, утверждение прозвучало слишком безапелляционно. Не все медики – "коммерсанты в белых халатах", среди них найдется очень много людей заботливых, участливых к пациентам и при этом – профессионалов своего дела. Может быть, даже большинство. Но система, в которую они попадают, вынуждает их жить и работать по иным правилам.

Как называется у нас медпомощь? "Медицинские услуги". Не служение людям, не помощь больным, а услуги, которые, как известно, требуют шелеста купюр, а не душевного отношения…

Наверное, кому-то из высоких чиновников в Москве и в самом деле нужно послать старые разбитые унитазы в подарок из провинциальных больниц. Чтобы они узнали – во что превратилась отечественная система здравоохранения.


Источник: http://www.rosbalt.ru/federal/2013/10/24/1192112.html