Последние новости

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей


Семью врача, переехавшего в глубинку по программе «Земский доктор», оставили без жилья

Доктора поселили в чужом доме, откуда его вместе с семьей прогнала законная хозяйка. 

Семья Каримовых - молодой перспективный врач, его жена и двухлетняя дочка - в феврале прошлого года, узнав о программе «Земский доктор», приняла непростое решение переехать из города в деревню, в Братский район Иркутской области.

- Служебное жилье, да еще и подъемные! - после долгих колебаний заключили супруги и, собрав вещи, отправились в село Тангуй.

- В больнице был острый дефицит с кадрами - одновременно ушли три врача. Ситуация аховая! - с неохотой вспоминает Рахим Каримов (шумиха вокруг его семьи, поднявшаяся после того, как Рахима показали по местному телевидению, ему порядком надоела. - Прим. ред.).

В Уфе врач-наркокурьер отделался условным сроком

Ленинский районный суд Уфы вынес приговор 29-летнему бывшему врачу-терапевту медицинской части СИЗО-1 ГУФСИН по РБ.

Как следует из материалов дела, весной этого года во время медицинского осмотра один из арестованных, содержащихся в изоляторе, договорился с врачом о том, что тот будет проносить в СИЗО запрещенные предметы - алкоголь, мобильные телефоны, продукты питания. За каждую "посылку" с воли арестованный платил медику от полутора до трех тысяч рублей. Таким образом терапевт незаконно заработал за два месяца около 35 тысячи рублей.

В конце мая арестованный попросил принести в СИЗО наркотики. Однако когда доктор, как обычно, беспрепятственно пронес "заказ" в изолятор, его задержали сотрудники республиканского наркоконтроля. Во время досмотра у врача обнаружили 2,8 грамма наркотиков, а также два литра водки и два мобильных телефона с зарядными устройствами. Отпираться задержанный не стал и сразу признал свою вину.

За пациентов, госпитализирующихся в коридоры, клиникам скоро перестанут платить

Клиники, перевыполнившие плановые задания, за пролеченных пациентов получат по счетам лишь 35 процентов от узаконенной стоимости лечения. Почему система ОМС ее все-таки оплачивает и почему скоро перестанет это делать?

Как появляются долги

У страховых медицинских организаций (СМО) постоянно образуются долги перед медицинскими учреждениями. С начала года речь шла о суммах, в общей сложности превышающих миллиард рублей.

Одна из причин образования долгов: наши стационары привыкли работать, как стахановцы, — с перевыполнением плана. И всегда были уверены в том, что к концу года в Терфонде ОМС появятся так называемые незапланированные доходы (либо Федеральный фонд ОМС добавит денег, либо городской бюджет), поэтому работали по принципу: перевыполняй план госпитализаций, потому что рано или поздно получишь какую-то оплату. И действительно получали. В зависимости от объема дополнительного финансирования рассчитывался понижающий коэффициент, который применялся к тарифу. Исходя из этого, и оплачивалась сверхплановая помощь.

Крепостные в белом

Доктор медицинских наук, профессор-пульмонолог С. в возрасте 60 с небольшим лет пошел учиться. И не куда-нибудь, а в медицинский институт. В интернатуру, на специальность «врач-пульмонолог». Чтобы узнать наконец, как лечат легочных больных.

Не то чтобы он испытывает недостаток пульмонологических знаний. Производит впечатление вполне современного профессора, много читает по пульмонологической своей части на иностранном языке и даже бывает за границей, где некоторые иностранные коллеги ошибочно, а может, и с тайным коварством, с далеко идущими антироссийскими целями, называют его врачом-пульмонологом и считаются с его мнением.

А по-нашему, по-российски — он самозванец и шарлатан. Не подумайте чего — профессор он легальный, и доктор наук тоже честный, и диссертацию защитил по пульмонологической части — но давно уже. Ошибка его в том, что когда-то, сорок лет назад, он оканчивал институт по специальности «терапевт», а потом, в процессе лечебной деятельности, стал специализироваться на пульмонологии и даже работал заведующим пульмонологическим отделением. Безответственно глядел в рентгеновские снимки, назначал лекарства и проводил реанимационные мероприятия. И у него, между прочим, умирали больные — теперь-то понятно почему.

Как главный акушер Москвы создал миллиардный бизнес на родах

Хмурый октябрьский вечер. С Белорусского вокзала Москвы одна за другой отходят заполненные возвращающимися с работы жителями предместий электрички. У окна одной из них средних лет черноволосый мужчина в хорошем костюме, выглядящий здесь несколько чужеродно, непрерывно говорит по телефону, сыпля медицинскими терми­нами. Рядом — молодой человек с портфелем, судя по внешности, иностранец. Он с интересом озирается по сторонам, подмосковная электричка ему явно в новинку.

Мужчина с телефоном — Марк Курцер, знаменитый московский врач-гинеколог, создатель сети клиник «Мать и дитя». Как многие москвичи, Курцер знает, что деньги не помогают преодолевать пробки, и при необходимости охотно пользуется общественным транспортом. Сейчас он едет в поселок Лапино (неподалеку от платформы Перхушково) проконтролировать, как идет строительство его второго роддома: на электричке быстрее. Всего же в его «медицинской империи» (выручка группы в прошлом году — 2,9 млрд рублей) — Перинатальный центр в столице, десяток медицинских центров (детских и женского здоровья) в Москве, Петербурге, Уфе, Иркутске и Киеве. В дни, когда этот номер Forbes готовился к печати, в Лондоне шло IPO сети «Мать и дитя» (в середине октября компания успешно разместила свои акции, инвесторы оценили ее в $900 млн. — Forbes). Поэтому, чтобы не сказать журналисту лишнего во время IPO, Курцер берет с собой в поездку консультанта лондонского IR-агентства King Worldwide — это Том, тот самый молодой иностранец с портфелем.