Скорая помощь-лайт

опубликовано . в разделе Здравоохранение

350x650 nxxEzXoH8jKq1s13jSzJ 3e534С 2014 года в России вступает в силу новый порядок оказания скорой, в том числе специализированной, медицинской помощи населению. Приказ №388 фактически под одну гребенку причесывает региональные, областные, городские службы "скорой помощи", в то время как ситуация в столицах и регионах принципиально различается. Особые споры во врачебном сообществе и непонимание среди пациентов вызывают несколько положений документа.

Медики активно обсуждают принципиально иной порядок формирования бригад (так, в частности, предполагается сокращение врачебных команд и введение так называемых "облегченных" экипажей в составе фельдшера и фельдшера-водителя или санитара-водителя), перечень состояний, при которых показана госпитализация, работу "скорой" в приемных покоях больниц, а также сокращение или ликвидацию специализированных бригад. Санкт-Петербург еще в 2010 году оказался в числе экспериментальных регионов, которым начали "прививать" фрагменты спорной реформы.

Недавно "Росбалт" интересовался мнением медиков ленинградской областной "скорой помощи", которые (будем надеяться, искренне) не увидели ничего катастрофичного в реформе. Однако с выводами чиновников и врачей категорически не согласны специалисты соседнего мегаполиса — Петербурга. И это при том, что система "скорой помощи" Северной столицы считается одной из лучших в стране.

"Реформа не стала для нас неожиданностью, — рассказывает врач с 40-летним опытом работы на одной из специализированных подстанций "скорой" Олег Дмитриев (здесь и далее фамилия и имя по просьбе респондентов изменены — "Росбалт"). — Первыми "ласточками" стали массовые сокращения на 30% специализированных акушерских бригад. Сейчас один экипаж обслуживает два-три городских района, в то время как федеральная программа "Здоровье" предполагает максимальное внимание к проблемам деторождения. Вторым этапом было появление так называемых "уличных" бригад, состоящих из двух фельдшеров и выезжающих практически на все вызовы на улицы и в общественные места. На долю врачебных бригад приходятся сейчас ДТП со множеством пострадавших, огнестрельные и ножевые ранения, повешения, электротравмы… Мне трудно представить, как при нестандартной ситуации даже очень опытный фельдшер сможет заменить врача".

При этом Олег Дмитриев подчеркивает, что он с величайшим уважением относится к своим коллегам-фельдшерам, от которых многому научился и учится до сих пор.

"Львиная доля вызовов — около 60% — приходится на фельдшерские бригады, и они справляются, если ситуация стандартная. А если нет? Фельдшер побоится самостоятельно поставить диагноз и назначить лечение, всех "сомнительных" пациентов повезут в больницы, которые и без того перегружены, — считает другой врач "скорой" Александр Горский. — Нельзя быть профессионалом во всех отраслях медицины. Фельдшер поймет, что случилось что-то, например, с мозговым кровообращением. А что? Инсульт, травма, отек, опухоль? И не повезет в больницу. Или не ту помощь окажет. Кто будет отвечать? Точно не фельдшер, потому что он — средний медицинский персонал, и степень ответственности у него иная. Отвечать будет или врач в приемном покое, которому привезли больного со значительным опозданием, либо диспетчер, недооценивший ситуацию".

Медики говорят, что из-за этого понятие "золотого часа" — времени, в течение которого можно купировать необратимые изменения — будет потеряно. Средний медперсонал попросту потратит его на многочисленные согласования-консультации-ожидания в приемном покое. Кроме того, работать в таком режиме физически будет очень тяжело.

"Один фельдшер "рулит", другой реанимирует в салоне? Потом "реаниматолог" идет масло в машину подливать или колесо подкачать, а "шофер" искусственное дыхание делает? — изумляется Олег Дмитриев. — А как два фельдшера, львиная доля которых — женщины — будут справляться с переноской 100-килограммового пациента? Это и сейчас проблема, приходится просить водителей нашей "скорой" или соседей, родственников. А кто его будет потом переносить, если один помощь оказывает, а другой "рулит"?".

Особенно горячее сопротивление у врачей-специалистов вызывает стремление сократить специализированные бригады — наркологические, неврологические, педиатрические, психиатрические, токсикологические. Правда, сейчас вроде бы стало ясно, что психиатров и кардиологов все-таки не тронут.

"Любой врач-специалист на "скорой" является профессионалом высочайшего класса. Но уже практически нет наркологических бригад, в то время как количество наркозависимых растет, несмотря на положительные отчеты ФСКН. Кстати, седуксен и все диазепины теперь стараниями этой службы приравнены к наркотикам, а эти препараты, снимая тревогу и страхи, в комплексе со спецпрепаратами помогали тысячам сердечников, больным с невротическими заболеваниями, пожилым, которые составляют до 80% пациентов "скорой"", — возмущаются врачи.

Профессионалы замечают, что задумавшие реформу чиновники (напомним, инициатива исходила от бывшего директора НИИ скорой помощи им. Джанелидзе, а ныне советника Минздрава по вопросам скорой помощи Сергея Багненко, экс-министра Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой и ряда их коллег) далеки от российских реалий и в плане медицинско-транспортной логистики.

Медики говорят, что западные аналоги emergency — "скорой помощи" — несопоставимы с нашими, как доктор Хаус и его коллега Айболит. Сортировка пациентов в приемном покое по иностранным образцам невозможна из-за нехватки персонала, оборудования, в том числе экстренно-диагностического, коек, в конце концов. И если раньше первую необходимую помощь могли оказать медики прямо в карете "скорой", то сейчас больных будут фактически складировать в и без того переполненных приемных покоях, а сама "скорая" превратится в бригаду извозчиков.

По задумке реформаторов, в приемном покое "классифицировать" пациентов будут не в зависимости от заболевания, с которым поступил человек, а по степени тяжести состояния. Те, кто может ходить-сидеть, сами дойдут куда положено. А тех, кто в тяжелом состоянии, будут доставлять в реанимацию, на операционный стол или на диагностические процедуры (если, конечно, в больнице все это есть).

Кроме того, по идее Сергея Багненко и опыту его руководства НИИ скорой помощи им. Джанелидзе, почти половина всех привозимых в больницу пациентов в общем-то и не нуждаются в госпитализации. По его данным, 26% больных, доставленных бригадами "скорой помощи", уходят домой после диагностики в приемном покое, а 20% пациентов направляют на амбулаторное лечение через два-три дня.

"У нас уже был аналогичный случай в одной из областных больниц, работающих по такому образцу, — рассказала "Росбалту" фельдшер одной из подстанций "скорой" — жительница Ленобласти. — Маме стало плохо, я как медик заподозрила мозговое нарушение. На "скорой" ее привезли в приемный покой больницы, какое-то время она там пролежала. Сделали КТ (компьютерную томографию) и ничего положенного для госпитализации не нашли, отправили на этой же машине "скорой" с фельдшерами домой. А на следующий день у мамы дома случился обширный инсульт. Однако накануне ее состояние подходящим для госпитализации не разглядели".

Впрочем, медики грустно констатируют, что в каком-нибудь Минздравом и Багненко забытом регионе пациенты будут рады хоть фельдшеру, хоть санитару. По данным президента Национальной медицинской палаты доктора Леонида Рошаля, в регионах более 70% населения недовольны качеством медицинской помощи. В крупных городах этот показатель равен 30%.


Источник: http://www.rosbalt.ru/

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить